АМАЗОНКИ МИФИЧЕСКИЕ И РЕАЛЬНЫЕ

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
15.02.2011

 

Самая полноводная в мире река к возникновению общего названия для всех воинственных женщин не имеет ни малейшего отношения. Это не она поделилась с ними своим именем, а наоборот. Так нарекли могучую реку испанские конкистадоры, встретив однажды на её берегу отряд вооруженных женщин.

Слово «амазонка» имеет более глубокие корни. Оно произошло от двух древнегреческих: «а» (без) и «мазос» (груди). Под влиянием античных авторов сформировалось устойчивое убеждение, что амазонки специально удаляли себе правую грудь, чтобы она не мешала им стрелять из лука.

 

АНТИЧНЫЕ ЛЕГЕНДЫ

Легенды об амазонках в той или иной форме есть практически у всех народов мира.

Древнейший в греческой литературе рассказ об амазонках принадлежит Геродоту. В сражении на реке Фермодонт в Малой Азии, пишет он, греки победили амазонок и, захватив пленниц, отправились на трёх судах обратно. В открытом море женщины напали на мужчин и перебили всех до единого. Управлять кораблями они не умели и, положившись на волю волн, пристали к земле скифов, которые жили на Меотийском озере (ныне Азовское море). Едва сойдя на сушу, дамы угнали табун лошадей и стали грабить скифские владения. Однако это не вызвало гнева скифских мужчин. Пленённые красотой и мужеством женщин, они пожелали… иметь от них детей. Воительницы были не против, но на предложение жить вместе ответили следующее: «У нас с вами разные обычаи. Мы стреляем из луков, мечем дротики, ездим верхом, а женским работам не обучены. Если же вы хотите иметь нас своими женами, то ступайте к родителям вашим, возьмите свою долю имущества, возвращайтесь к нам и будем жить вместе».

Судя по всему, скифы согласились, так как далее Геродот пишет, что от этого союза произошёл народ савроматов. Женщины там вместе с мужьями и даже без них ездят верхом на охоту, носят одинаковые с мужчинами одежды, делят домашние хлопоты пополам. Геродот описывает одно обязательное правило савроматских браков: прежде чем выйти замуж, каждая девушка должна убить врага. И добавляет, что из-за этого многие женщины навсегда оставались одинокими.

Следующим античным автором, которого заинтересовала история амазонок, был Гиппократ. Он почти полностью повторяет Геродота, но, по его словам, женщине из этого племени, чтобы вступить в брак, следовало убить уже трёх врагов. Став же замужней, утверждает он, женщины бросали свои забавы, если, конечно, не было угрозы войны. В случае военного вторжения неугомонных соседей женщины вспоминали полученные до замужества навыки и сражались плечом к плечу с мужчинами. Правой груди, продолжал Гиппократ, они не имеют, ее ёще в младенчестве матери прижигают девочкам специальным медным инструментом, чтобы вся сила перешла к плечу и руке. Мужчин же своих они калечат при рождении, чтобы сделать их хромыми и отбить желание восстать против женщин. Их амазонки используют в качестве ремесленников, труд которых требует сидячего образа жизни.

Другой греческий историк, Эфор так расшифровывает слово «амазонки»: «Народ женщин, которых ныне называют савроматидами. О них рассказывают, что физической силой они превосходят мужчин. Объясняется это климатическими свойствами местности, которая производит женщин более сильных и рослых, чем мужчины».

Страбон, более поздний античный автор, локализует амазонок не только в Малой Азии, но и на Кавказе, где они проживают рядом с народом гареев. У них общие дети, но живут женщины и мужчины раздельно. Девочек оставляют себе, а мальчиков, выкормив до определённого возраста, отдают отцам на воспитание. Сочинение Страбона содержит данные о военных походах и подвигах амазонок, историк называет их основательницами многих городов и выдающимися историческими личностями, т.е. по Страбону амазонки – абсолютная историческая реальность.

Особое место в истории воинственных женщин занимает мотив, связывающий амазонок с Александром Македонским. Когда Александр вернулся в Гирканию, к нему явилась царица амазонок Фалестра, правившая страной, расположенной между реками Фазис и Фермодонт. Царица обладала удивительной красотой и замечательной физической силой. Сопровождали ее триста вооруженных женщин. На вопрос Александра, пораженного видом этой воительницы, о цели её визита, Фалестра ответила: «Я прибыла, чтобы иметь от тебя ребёнка. Из всех мужчин ты совершил наиболее громкие подвиги, и нет выше меня женщины по силе и храбрости. Думаю, что от двух столь выдающихся людей родится ребёнок, который превзойдёт всех смертных». Александр принял предложение Фалестры и, проведя с ней 13 дней, отпустил с богатыми подарками.

 

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ОТГОЛОСКИ

Античные сведения об амазонках вызвали живой интерес европейской средневековой ученой мысли.

Значительную роль в распространении амазонской легенды сыграл «Роман об Александре» Псевдо-Каллисфена, написанный около 200 года н.э. С греческого этот труд был потом переведен на латынь, сирийский и армянский языки. В средние века его пересказали европейские авторы, что также способствовало популяризации легенды.

Амазонкам посвящали свои труды ранние средневековые авторы Орозий и Иордан и более поздние Амартол и Зонара. В частности, у византийского хрониста Георгия Амартола, жившего в IX веке, заимствует легенду составитель древней русской летописи: «Амазоне же мужа не имуть, аки скоты бессловесный, но единою летом к вешним днём оземьствени будут, и сочетаются с окрестых, ибо мужи яко некоторое им торжество и велико празденьство; время тем мьнят от них заченшим в чреве и паки разбегнутся отсюда вси. Во время же хотящи родити, аще родится отроча, погубять, аще ли девическ пол, то воздоять и прилежне воспитають».

Большое внимание уделял амазонкам итальянский гуманист, поэт и историк Эней Сильвий Пикколомини (1405-1464 гг.), занявший в 1458 году папский престол под именем Пия II. В своей неоконченной «Космографии» он упоминает и хроники старейшего чешского историка Козьмы Пражского (ок. 1039-1125 гг.), рассказавшего занимательную легенду о чешских амазонках. Итальянский автор добавляет, что амазонки древней Чехии, чтобы обезопасить себя от захвата власти мужчинами, выжигали мальчикам правый глаз и отрезали большой палец на правой руке.

По более широко распространённому представлению, местопребывание европейских амазонок локализуется на севере Европы, в частности в районе Балтийского моря. Первым автором, сообщившим о северных, или балтийских, амазонках был некто Ибрахим ибн-Якуб. Его мемуары о славянских странах, датируемые 965 годом, дошли до нас в пересказе арабского учёного Абу Обейда аль-Бекри (1040-1094). «На запад от руссов, – пишет аль-Бекри, – город женщин. Они владеют землями и рабами, беременеют от своих рабов и если кто из них родит сына, то убивает его. Они ездят верхом и ходят на войну, отличаясь большой храбростью». Далее он добавляет, что историю об этом городе рассказал ему Хута, царь румов.

Распространению балтийской версии способствовал и северогерманский историк Адам Бременский (ум. после 1081): «Говорят, около восточного берега Балтийского моря обитают амазонки, их землю называют землёю женщин – terra feminarum. Некоторые утверждают, что они беременеют, выпив воды. Другие утверждают, что они беременеют от купцов, которые их посещают, от пленных или встречающихся в тех землях чудовищ. И последнее кажется нам более вероятным. Когда они рожают, то если ребёнок мужского пола, он становится собакоголовым, если женского – прекраснейшей из женщин».

Предания сохранили на землях Западной Европы ещё один очаг амазонской традиции – старокельтский. Древнеирландская легенда рассказывает о лежащем в океане острове, населённом одними прекрасными девушками. Он назывался у ирландцев Tirna-m-Ingen, «страна девушек», а также O`Brazil, «счастливый остров». Легенда эта получила отражение, начиная с 1325 года, в географических картах и вызвала попытки мореплавателей найти этот остров. Отсюда ведёт свое происхождение географическое названия Бразилии.

 

РОССИЙСКИЙ СЛЕД

Своеобразную вариацию легенды об амазонках оставил русский писатель и путешественник Н.М. Карамзин. Он пишет, что услышал её от одной старухи сказительницы в городе Чимбай (нынешняя Каракалпакия): «В далёкие времена существовало большое ханство; столицей его был город Самирам, расположенный на недоступной высоте. Возглавлялось это ханство женщиной по имени Занай. Все сановники были женщины, министры, воины, судьи, священнослужители – всё это были женщины. Они управляли, судили, ходили на войну и охоту, мужчины же сидели взаперти, убирали жилище и нянчили детей-мальчиков. Девочки же все были собраны во дворце ханши и там воспитывались. Новорожденных девочек всех оставляли, мальчиков же из ста родившихся, по жребию оставляли одного, остальных выбрасывали к диким зверям. Пришло время родить ханше. Слепая старуха предсказала, что ханша родит мальчика, и этот мальчик погубит их женское царство. Было решено вопреки жребию сразу отдать его диким зверям. Но ханша подговорила прислужниц, и те подменили младенца новорожденной девочкой. Мальчика назвали Искандером. Когда он вырос, мужчины выбрали его ханом и восстали против власти женщин. Произошла битва, женщины победили и приговорили Искандера к смерти, причем исполнить казнь должна была сама ханша. Но не смогла мать убить своего сына, призналась во всём народу и тут же убила себя ножом. Мужчины воспрянули, взялись за оружие и положили конец женскому владычеству».

 

ВОИТЕЛЬНИЦЫ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

Легендам об амазонках несть числа, их в разных вариациях рассказывали в Древнем Китае, Индии, Японии. Фантазия авторов населяет представительницами этого воинственного племени весь земной шар. А что же говорит наша официальная история?

Долгое время учёные относили сведения об амазонках к разряду мифических. Воинственные женщины казались далёкими и нереальными. Но мере увеличения числа раскопанных курганов все чаще стали обнаруживать погребения женщин с оружием в Запорожской, Днепропетровской, Херсонской областях. В основном это были захоронения сарматов – племен, якобы сменивших обитавших здесь прежде скифов, примерно 2300 лет назад. Однако амазонки попадались и в более ранних скифских слоях. Но что примечательно, в погребениях приднепровских воительниц набор оружия не отличался ни богатством, ни многообразием: традиционные луки, стрелы, дротики, камни для метания из пращи. Очень редко – боевые наборные пояса, ещё реже – мечи. И никаких доспехов.

Историки пришли к выводу, что амазонки с берегов Борисфена-Днепра значительно отличались от описанных античными авторами. Прежде всего тем, что они явно не принадлежали к знатному сословию. Не было среди них ни цариц, ни жриц, иначе в захоронении непременно оказались бы не только простые луки со стрелами, но и специально умерщвлённые рабы и рабыни, конюхи и кони. Ничего этого нет, могилы обычно содержат одно захоронение. Лишь некоторые жительницы причерноморских степей покинули этот мир в сопровождении собственных грудных детей или служанки.

При раскопках чётко обозначились три района скопления погребений. Самый крупный занимает земли между Запорожьем, Никополем, Энергодаром и Каменкой-Днепровской. Второй отмечен в низовьях реки Молочной и вдоль западного побережья Молочного лимана. Третий расположился в низовьях Днепра. Древние кладбища расположились по условным границам центра Скифии, как бы охраняя его. На четыре скифских погребения обязательно приходится одно женское. В захоронениях рядом с оружием археологи находили флакончики для благовоний, украшения, зеркала, гребни. Всё это не увязывалось с обликом мужененавистниц – иначе для кого?

Напрашивается вывод, противоречащий рассказам античных авторов: приднепровские амазонки были существами совсем иного рода. За оружие древние женщины нашей земли брались исключительно по необходимости. При отборе женщин для участия в «боевых действиях» причерноморские амазонки придерживались строгих правил. Несовершеннолетние к военным ристалищам не допускались. В захоронениях малолетних девочек нет оружия, только наконечники стрел, которые скифы использовали в качестве амулетов. Впрочем, есть одно выделяющееся из общего ряда захоронение: погребение девочки-скифянки 7-10 лет, обнаруженное у села Зелёное Херсонской области. В нём, кроме каменной зернотёрки, деревянного пестика, нательной кожаной ленты с золотыми пластинами, оказались два копья и железный панцирь с набедренниками. Такой набор делает находку уникальной: ни в одном погребении степной амазонки не было доспехов. Они ходили на врагов пешком, в лёгком вооружении. Но эта находка не меняет в корне данных о возрастном цензе воительниц. В амазонки отбирались женщины от 18 до 60 лет. Большинству же было от 25 до 35 лет.

Историки считают непреложным фактом, что в скифском войске, отправлявшемся в дальний поход, были одни мужчины. На кого же они оставляли детей, стариков и многочисленные табуны? На женщин, на их плечи. Ведь не зря жену в степном Причерноморье до сих пор называют «дружиной». Видимо, наши прабабки стоили целого войска! Однако многие ученые считают, что «институт скифских амазонок» существовал не всегда. Его расцвет совпадает с тем периодом в истории Скифии, когда обитатели наших степей жили разрозненно. С укреплением государства, которое уже было в состоянии обеспечить безопасность своих граждан, необходимость браться за оружие у скифских женщин отпала.

 

…В книге известного зоолога Альфреда Брема «Жизнь животных» в главе о гиенах читаем, что этих животных характеризует жесткий матриархат: самая последняя в иерархии самка выше любого самца. Самцы не допускаются в стаю, «бомжуют» неподалёку, питаясь объедками, оставшимися после самок. Как результат, самки, взявшие на себя мужские функции, вынуждены насыщать свой организм андрогенами. Из-за этого щенки от первых родов погибают, им не хватает материнских гормонов для развития в полноценную особь. Самки же очень быстро утрачивают материнские инстинкты, бросают детёнышей, нередко даже съедают. Эксперимент Высшего Разума на примере гиен свидетельствует о том, что общество, состоящее из агрессивных самок, униженных самцов и брошенных детёнышей, может выживать, но для этого оно должно питаться падалью. Выбор за нами.

В последнее время борьба женщин за свои права привела во многих странах, в частности в США, приобрела маниакальные формы: женщины стремятся пропускать мужчин вперёд и подавать им пальто в гардеробе, платить за себя в ресторане или кафе. Лично я желаю таким дамам всяческих успехов, но к их рядам не примкну никогда. Никто не отрицает необходимости участия женщин в политике и общественной жизни, но неужели для понимания этих простых истин необходима война полов?

 

ИЛОНА НАНЫКИНА

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS