ЧУМАКИ: СОВРЕМЕННЫЙ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
28.04.2011

Эта тема родилась в моей голове под звуки сигналящих грузовиков. Вот так, не жалея аккумуляторов, час за часом проезжают они по сельским улицам Черниговщины (да и других областей Украины) – шоферы-торговцы выменивают за херсонские арбузы или помидоры только что выкопанную картошку. Ведь в южных и восточных областях она родит очень плохо! Этим «бизнесом» люди занимаются из года в год, профессионально. Ну чем не современные чумаки?

                                                                                                    

КТО ЖЕ ВЫ, ЧУМАКИ?

Еще не так давно – лет сто тому назад – по дорогам Украины тянулись на юг чумацкие обозы. Далеко по степи разносились красивые, протяжные песни чумаков (впоследствии сформировался целый цикл таких песен). Дорога была долгой, о радиоприемниках и плеерах еще слыхом не слыхивали, вот и веселили себя крестьяне, перешедшие от хлебопашества к извозу соли. Именно с соли зародилось чумачество, так как без этой ценной по тем давним временам приправы к пище не могла обойтись ни одна семья. Залежи соли в центральной части Украины не были еще известны, поэтому чумаки ездили к Азовскому и Черному морям (а позже и на Каспий), где в естественных соленых озерах добывался данный товар. Сначала тех, кто возил соль, так и называли – «соленики», потом «окрестили» чумаками.

У филологов существует на сегодняшний день несколько версий происхождения этого названия. По одному источнику оно происходит от слова «чум», что значит «ковш», которым путники пили воду во время долгого пути. По другому источнику, – от татарского «чумак», что значит «извозчик». Третьи связывают это слово со словом «чума», потому что украинские торговцы часто заражались в пути чумой и заносили ее в Запорожскую Сечь и Украину; но и в разгул эпидемии чумаки не бросали свое ремесло, а только, дабы не заразиться, измазывали себя дегтем.

В персидском языке «чумак» означает дубину с набалдашником (в Малороссии ее называли кийком), т.е. чумак – это человек, отправляющийся в извоз с кийком в руке на случай нападения разбойников.

Какое из этих толкований наиболее правдоподобно – решить трудно…

 

ТОРГОВЛЯ С РИСКОМ ДЛЯ ЖИЗНИ

Чумацкая торговля была популярна и уважаема. Обозы стали отправляться не только за солью, но и на Дон, Волгу за соленой рыбой, сушеной таранью. Кроме того, чумаки стали перевозить за плату и другие товары: зерно, древесину и т.п. Их появление было замечено и, самое главное записано для истории, иностранными послами Российской империи, в таких отдаленных уголках как предместья Новгорода, Польское королевство, поволжские степи…

Кроме крупной торговли с турками, поляками, украинцами, жителями Крыма, чумаки вели мелкую торговлю и внутри Сечи, предметом которой были епанчи, седла, стрелы, луки, стремена, сабли, удила и т.д. Торговали они также в селах на Кальмиусе, Буге, Днепре… Торгово-извоничий промысел чумаков способствовал налаживанию связей между разными, даже очень отдаленными местностями. В любом селении чумакам оказывали радушный прием. О них говорили: «То люди бывалые, походили по миру, много видели, много знают»…

В то же время это мирное занятие было сопряжено с опасностями для жизни – на чумацкие обозы с товарами могла напасть из засады банда разбойников, так называемых харцызов, праздно шатающихся мелких воров. Но чумаки были не робкого десятка, ведь длинная и трудная дорогая закаляла каждого из них морально и физически. Однако для большей безопасности пути обозы часто сопровождали конвойные, которым платили особый «ралец». Кроме того, уже в Крыму, чумаки вынуждены были платить местным татарам, смекнувшим свою выгоду, за проезд по переправам (даже там, где воды совсем не было).

 

ОСОБЫЙ УКЛАД ЖИЗНИ

Чумаки были в каждом селе, например на Звенигородщине были села, где почти каждый чумаковал. Звенигородщина с давних пор прославлялась фруктовыми садами, а первые саженцы яблок и груш завезли именно чумаки. Благодаря этим «непоседам» во всех украинских селах скоро буйно росли разнообразные плодовые деревья, и даже виноград. В повести Шевченко «Наймичка» говорится, что сад около усадьбы Акима был засажен разными породами яблонь, груш, слив, черешен, орехов, вывезенных из Крыма еще его дедом-чумаком.

В чумацких усадьбах всегда было двое ворот: одни – с поля, вторые вели из села. Во дворе могло быть и два амбара, в них стояли закрома и «кадубы» для соли. Богатые чумаки откупались от барщины, держали наемных работников на собственном поле, а бедный чумак чуть сводил концы с концами. Как в украинской песне поется:

 

Поехал чумак в дорогу,

А чумачку дома оставил:

Ни дробки соли,

Ни крошки хлеба,

А в люльке двое деток,

Ни на одном нет сорочки.

 

Но обычно перед тем, как отправляться в путь (а также по возвращении с товарами домой), в чумацкой усадьбе готовили обед, на который приглашали односельчан и гостей из соседних сел. Старый чумак – отец или дед выносил из дома освященную воду, кропил ею телеги и волов, потом брал топор и бросал за волов – телеги должны были пройти, не зацепив его колесами. Провожая чумака в дорогу, плачущие жена и дети провожали его за село.

В степи чумаки выбирали из своих «рядов» атамана. Опознавательным знаком «батьку-атаману» или по-другому «пану-господарю» служил нашитый на верх шапки красный цветок. Атаман ехал верхом на коне или же в передней телеге, запряженной конем.

Все деньги сдавали ему, он вел счет, делая зарубки на палке. Слово атамана было для всех законом, без него даже телеги не смазывали.

Одевался атаман в широкую полотняную рубашку, украшенную скромной вышивкой, в широкие штаны с очень широким кожаным ремнем, к которому крепился нож «циганчук», на ногах его был украинский вариант русских лаптей – постолы, или же сапоги. За голенищем чумак держал ложку, трубку, молитвенник от трясучки. В холодную пору чумак носил кожух, а шапку не снимал даже летом.

 

«ЭГЕЙ, ВОЛЫ, ЧЕГО Ж ВЫ ВСТАЛИ?»

Первый свой ежегодный выезд за товаром чумацкие артели совершали, как правило, после Николина дня (9 мая), когда на полях появлялась первая трава. К их прибытию соль уже начинали заготавливать на крымских соленых озерах так называемые ломщики. Однако в холодные годы, когда сильные ветры мешали добыче, чумакам приходилось ждать на берегу от одной до трех недель. Наконец, погрузив соль на фуры, чумаки отправлялись в обратный путь ранним утром. Первый дневной переход продолжался до начала жары. А когда опускался зной, возчики распрягали волов, кормили и давали им отдохнуть. Как только жара спадала, чумаки ехали дальше, до темноты.

Тогда чумаки разжигали большой костер и начинали «колдовать» над своим коронным блюдом – кулешом. В дорогу чумаки брали нехитрый набор продуктов: сухари, пшено, сало, бочонок для воды и баклагу с водкой. Обязательно брали в дорогу петуха – вместо часов.

В Крыму чумакам приходилось сталкиваться с недостатком питьевой воды. Правда, колодцы вдоль соляных трактов были выкопаны, но скапливавшаяся в них вода в большинстве случаев оказывалась солоноватой и не всегда могла использоваться для питья людьми и скотом. Поэтому в засушливые периоды приходилось брать с собой в путь на 4-5 фур под соль одну подводу с большой бочкой питьевой воды.

Осенью груженые солью фуры двигались весь день безостановочно, но давать отдых волам на вечернюю и утреннюю зорю было неизменным правилом чумаков. В это время и самих волов и их корм освежала роса. Если правило нарушалось, волы худели и слабели: у них начиналась так называемая «жестокая каменная болезнь», излечить которую чумаки были не в силах. В таких случаях приходила на помощь взаимовыручка, или по современным понятиям «страховые отношения» в чумацкой артели. Вот какими интересными сведениями располагают ученые-краеведы: обычаями устанавливалось, что если в пути у чумака падет вол, то на артельные деньги покупается другой.

Вывоз соли с озера продолжался до сентября месяца, реже до середины октября. К Покрову обычно начинались дожди, и ее транспортировка прекращалась. Солевозчики берегли своих волов – ни в дождь, ни в грязь не использовали. Если же непогода заставала их в пути, чумаки останавливались и ждали, когда подсохнет дорога и высохнут волы. В общей сложности вывозить соль было возможно в течение 130-150 дней в году с мая по октябрь.

Большую часть жизни чумаки проводили в дороге, нередко и умирать им приходилось на чужбине.

 

ОБЫЧАИ И ПОВЕРЬЯ

У чумаков было много своих обычаев и поверий. Встретившись в дороге с другим обозом чумаков, останавливались, закуривали трубки, расспрашивали друг друга о жизни, о новостях. Между собой чумаки были очень дружны, помогали друг другу в беде.

Встреча на дороге с женщиной не предвещала ничего хорошего, поэтому женщины (понятное дело, знавшие о народном поверье), увидев чумаков издалека, прятались. Проезжая по селам, чумаки давали гостинцы детям, а бедным семьям, у кого никто не чумаковал, давали соли и рыбы без денег.

Чумаки в большинстве своем были грамотные, читали, играли в шахматы (делали их из палочек), разрисовывали узорами телеги и ярма, рассказывали сказки.

Кроме рыбы и соли чумаки привозили разные подарки родным. Женщинам – кусок ткани для головного убора или же на юбку, платки, ожерелье, мужчинам – пояса, штаны, детям – орешки. Для себя и на продажу привозили также ладан, гвоздику, изюм, перец и т.п. Вспомните, как у Шевченко:

 

Везет Марко Катерине

Сукна дорогого,

А отцу вышитый пояс

Шелка червленого.

А наймычке на очипок

Парчи золотой

И красный добротный платок

С белою каймой.

А деточкам сапожки

Смоквы, винограда,

А всем вместе – красного

Вина из Цареграда

Ведер трое в барыле

И икры с Дона –

Всего везет...

 

Чумачество с его своеобразным бытом и обычаями, с его богатым фольклором издавна привлекало внимание многих украинских писателей, художников, поэтов.

Среди писателей ХХ столетия, которые посвятили интересные строки чумакам, был и Максим Рыльский. Под впечатлением рассказов о жизни чумаков он написал поэму «Чумаки».

Николай Костомаров писал: «Отображением угасшего рыцарства является в Малороссии чумак. Казака призвала к деятельности потребность народная, а чумака породили общественные нужды и народный дух.

Малороссы утратили свою воинственность, настали другие времена. Саблю заменила коса, пушку – плуг. И могла ли Малороссия с такими широкими вольготными степями вмещать в себя людей, которые бы мирно обрабатывали скромный уголок и не отлучались бы дальше ближайшего ручейка?

Мог ли малоросский народ, разыграв такую зычно-трагическую роль, забыть ее сразу? Природа любит постепенность. Поэтому, прежде чем казак превратился в крестьянина, он стал чумаком и бурлаком. Чумак по работе – крестьянин, а по духу – казак. Чумак находит какую-то славу в своем странствовании. Вместе с тем, что «пошли наши сыночки денег добывать», народная песня говорит: «и славы заживать». Только ли интерес движет чумаком? Нет, с интересом объединяется и что-то другое: какая-то полусознательная тяга к странствованию, приключениям, товарищеской жизни и самоосвобождению от родственных связей. То же, что отличало характер казака. Чумацкий извоз до сих пор похож на воинствующий поход их предков».

 

Для украинцев основная причина сорваться с места – перенаселенность. Естественное плодородие увеличивало плотность населения, и люди ехали на восток, где «легче дышать», где больше заработки.

 

ПЕРВООТКРЫВАТЕЛИ

Для украинцев основная причина сорваться с места – перенаселенность. Естественное плодородие увеличивало плотность населения, и люди ехали на восток, где «легче дышать», где больше заработки.

Ко всему исследователи отметают готовность украинских чумаков, в отличие от русских соледобытчиков, ехать «свит за очи», дабы «разрабатывать» новые месторождения соли в бескрайних степях Заволжья. Таким образом, по договору с Правительствующим Сенатом Российской Империи, украинцы открыли «великий чумацький шлях» с Эльтонского озера (в районе Самары) – главный соляной тракт России в XVIII веке.

Государство, заинтересованное в быстрых и качественных поставках «соленого товара», в какой-то степени заботилось как о чумаках, так и об их верных помощниках – волах. Для выпаса волов вдоль соляных трактов были намежеваны сорокаверстные полосы земли. Всем, кто нарушал границы межевых полос, грозило суровое наказание. Также в нежилых степях было налажено выкапывание колодцев.

К концу 1760-х годов вдоль дорог от Эльтона до Саратова и Камышина и далее по дорогам к Воронежу и Тамбову возникло более 100 украинских хуторов и слобод, где и поныне можно услышать зычные украинские фамилии: Пономаренко, Коваленко, Куцемако, Тягнибеда, Кошевой, Котенко, Осьмак, Чупрына, Коломыец, Кожушко...

По данным третей ревизии, проведенной в 1762 году, в Саратовской губернии проживало 3428 украинцев-чумаков. Спустя двадцать лет количество чумаков возросло до 9674 человек.

 

УКРАИНСКИЕ ЧУМАКИ В РОССИИ

Нелегко «чумаковать» вдали от дома, еще труднее – соль добывать…

Процесс добычи и доставки соли из Эльтонского озера заключался в ломке соли из дна озера и складировании ее на берегу, далее эта соль перевозилась в так называемые Саратовские и Камышинские «луговые» магазины чумаками, а из них она развозилась во многие города Российского государства.

Ломкой соли, как правило, занимались «вольные» люди и помещичьи крестьяне из Пензенской, Рязанской и Нижегородской губерний, а также бедняки и бобыли украинских слобод. Без вызова они приходили на озеро и, не получая казенного пособия, обустраивали берега. В обычные годы добыча соли составляла до 6,5–7 млн. пудов. С добычей такого количества соли вполне могли справляться 300-400 человек, но желающих ломать соль было гораздо больше, чем требовалось, в некоторые годы на озеро приходило до 3-4 тысяч ломщиков.

Труд ломщиков был необычайно тяжелым. Для выламывания соляных глыб ломщики должны были постоянно находиться по пояс в крепком соляном растворе – рапе, которой было покрыто озеро на глубину 1-1,5 метра. Летом при невыносимой жаре горячий соляной раствор разъедал тело, кожа покрывалась язвами. При перегрузке глыб ломщики получали увечья. Изнуренные тяжелыми трудом, и не имея никакой медицинской помощи, многие такие бедолаги умирали.

Свою работу ломщики отправляли артелями – одному выламывать со дна глыбы было невмоготу. Наиболее опытный ломщик выбирал место, где удобнее было запустить пешню, ибо каждый год на дне озера нарастал новый слой соли. Отделив соляную глыбу от нового соляного пласта, артельщики подымали ее на лодку. Иногда нагруженные солью лодки приходилось вести к берегу на расстояние шести и более верст.

На берегу озера ломщиков поджидали чумаки, которые по сходной цене покупали у соль и после загрузки ценным товаром отправлялись на своих фурах в путь…

Из года в год вывоз соли с Эльтонского озера увеличивался. В 1747 году за одну поездку в августе–сентябре чумаками было доставлено 13275 пудов (1 пуд – 16 килограмм) соли, в 1751 г. – 3253759 пудов, а в конце 1850-х гг. ежегодный вывоз соли из озера составлял 6,5 млн. пудов. Эльтонский промысел приобрел всероссийское значение. Он давал две трети добываемой в государстве соли. В 60-70-е годы ХIХ века эльтонской солью снабжались шестнадцать губерний России.

 

ФИЛАНТРОП ХАРИТОНЕНКО

…А следом был открыт знаменитый Баскунчак. И туда опять направились украинские чумаки.

В середине XIX века традиционный ввоз с чумаками соли на Украину достиг в 8 млн. пудов ежегодно. Для перевозки такого количества использовались по меньшей мере 120–130 тыс. фур (чумацких возов). В Черноморско-Азовские порты чумаки ежегодно доставляли от 34 до 40 млн. пудов хлеба. Они перевозили также каменный уголь, продукцию сахарных, салотопных заводов и т.д.

Богатые чумаки-предприниматели владели десятками фур и огромными стадами волов. Выходцем из богатых чумаков был купец-бакалейщик Харитоненко, который, начав с аренды земли и сахарных заводов, со временем стал владельцем нескольких сахарных заводов в Харьковской губернии, известным филантропом.

Чумаки играли незаменимую роль в торговых отношениях внутри Российской империи и составляли важный социальный класс. Они представляли собой зачаток национального малороссийского купечества, основанный на началах чисто товарищеской ассоциации. Их даже можно назвать прототипом самого купечества, ибо первые чумаки были и торговцами, и промышленниками, и вместе с тем отличными воинами. Это был тип здоровых, выносливых людей, которых справедливо сравнивают с бедуинами. В Запорожье чумаки составляли между собой «артели», а как воины входили в состав низового товарищества, платили всю прибыль от промысла в войсковой скарб и возмещали свои убытки войсковой казной.

 

Софья САБИНИНА

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS