ЮНЫЕ ГОДЫ ГОГОЛЯ В НЕЖИНЕ

Статистика

  • Записей (415)
  • Комментариев (56)
03.03.2011

Незабываемый след в жизни и творчестве великого Гоголя оставила Гимназия высших наук в Нежине. Она была основана братьями А.А. и И.А. Безбородьками – видными государственными деятелями Российской империи; строительство учебного заведения университетского типа велось с 1808 по 1818 год на средства графа Безбородько и его же крепостными. Чтобы построить «Белый лебедь» (так позже называли свою Alma mater гимназисты), было потрачено более одного миллиона рублей (1275681 руб. 27 коп.).

Проект здания гимназии разработал известный итальянский архитектор Л.И. Руска, по заказу министра внутренних дел Российской империи графа В.П. Кочубея.

 

ГОГОЛЬ-ГИМНАЗИСТ

Первых гимназистов учебное заведение закрытого типа (для привилегированных сословий – дворян, духовенства и выходцев из офицерских семей) приняло 17 сентября 1820 года. Первым попечителем гимназии по праву стал внук ее основателя А.Г. Кушелев-Безбородько. Директоров же назначал сам император.

Учащиеся в Нежинской гимназии обитали в отдельном пансионе. В одной из комнат этого пансиона с 1 мая 1821 по 27 июня 1828 года жил будущий великий русский и украинский писатель Н.В. Гоголь.

Совсем еще юному Николаю было всего 7 лет, когда его родители привезли в провинциальный Нежин из родового поместья Гоголей-Яновских. Среди своих сверстников он, будучи болезненным и довольно тощим ребенком, выглядел явным младенцем. Ему очень трудно давались первые месяцы учебы и жизнь вдали от дома, без заботливых маминых рук.

Юный Гоголь постигал азы наук без особого рвения. Он не пас задних, но и не был в первых рядах. Если предметы гуманитарного цикла он постигал легко – успехи были на уровне современного «хорошиста», то точные «науки» вовсе не давались ему. По четырехбальной системе оценивания, например, по дифференциальным и интегральным уравнениям он получил годичную оценку – кол, а двойку – по коническим сечениям (раздел геометрии). Зато не было ему равных по Закону Божьему и нравоучительной философии. По окончанию учебы Николай получил самый низший XIV-классный чин, который можно было присвоить гимназисту-выпускнику.

Николай еженедельно писал письма в родную Васильевку и с нетерпением ждал ответа. Раз в месяц письма были стандартного образца: «Маминька, мне срочно нужно…» и далее следовал список на два-три листа с детальным перечислением всего того, что просил Николаша у своих родителей, еле сводившими концы с концами. Чем старше он становился, тем чаще просил присылать информацию о народных песнях, легендах, поговорках, обычаях, поверьях и всего того, из чего черпал образы для своих первых литературных проб.

 

ТРАГИЧЕСКИЙ ФИНАЛ ПЕРВЫХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ШАГОВ

Именно в письмах Гоголя к родным проявились его литературные способности. В них встречались очень выразительные характеристики знакомых, пейзажные зарисовки: «Ожидаю со дня на день сего времени (отъезда). Уже вижу милое сердцу, вижу вас, вижу милую родину, вижу тихий Псел, мерцающий сквозь легкое покрывало, которое я скоро сброшу, насладясь истинным счастьем, забыв протекшие быстро горечи. Одна счастливая минута может вознаградить за годы скорбей» (13 июня 1824 г.).

Гоголь, как и другие гимназисты, проявлял особый интерес к истории. Некоторые его ранние поэтические наброски отображали страницы далекого прошлого. Стихотворение «Битва при Калке» – это отрывок из его поэмы «Россия под игом татар». Поэму Николай аккуратно переписал в отдельную тетрадь, украсил рисунками и переслал маме в Васильевку. Однако, когда он после окончания гимназии выезжал в Петербург, то забрал и поэму. Дальнейшая ее судьба остается до сих пор неизвестной.

К одному из выпусков альманаха «Метеор литературы» Гоголь подготовил повесть «Братья Твердиславичи». Она была написана в романтическом духе и посвящена жизни древних славян. «Высокий штиль», абстрактность событий не были восприняты друзьями Николая. «Первое сочинение в прозе, – вспоминал один из товарищей Гоголя по гимназии, – было написано в стенах гимназии и прочитано прилюдно на вечере у Редькина. Называлось оно «Братья Твердиславичи, славянская повесть». Наш кружок разнес его беспощадно и решил срочно уничтожить. Гоголь не упорствовал и не отрицал. Он совсем спокойно разорвал свою рукопись на маленькие кусочки и бросил в камин, в котором горел огонь. «В стихотворениях упражняйся, – дружески посоветовал ему Базили (учитель словесности), – а прозой не пиши: очень уж бессмысленно получается у тебя. Беллетрист из тебя не вытанцуется, это уже видно теперь». Вот, оказывается, когда проявилась тяга Гоголя к сожжению собственных сочинений!

Действительно, сочинения Гоголя не воспринимались серьезно его товарищами. И это не случайно. Николай в то время отходил от принципов романтизма, его увлекали темы, связанные с жизнью простого народа. Быт Нежина, его жителей, с которыми он был хорошо знаком, давал ему возможность красочно, в сатирических оттенках изображать обывателей города. Тех героев, которые появляются позже в его реалистических повестях, мы встречаем как в ранних юношеских произведениях, так и в его переписке. Уже в это время проявился дар Гоголя-сатирика. Товарищ по учебе Г.С. Шапошников в своих воспоминаниях подчеркивал: «Его веселые и смешные повести, его шутки, всегда остроумные и острые, без которых он не мог жить, настолько были комические, что и теперь не могу воспоминать о них без смеха и удовольствия». Об этом своеобразном таланте Николая говорили и многие другие гимназисты, которым повезло быть знакомыми с ним. В стенах гимназии из ранних его сатирических произведений были созданы акростихи про гимназиста Ф.Бороздина, эпиграммы «Насмешнику некстати», «Гицель – морда поросьяча…» и другие. Особой популярностью пользовалась сатирическая повесть «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан», в которой рассказывалось про жизнь города, в том числе и про греческую колонию.

Гоголь очень хорошо знал быт, обычаи и порядки в колонии греков; представителей этой национальности в то время насчитывалось в Нежине более 1,5 тыс. человек; они имели свой магистрат, школы, суд. С некоторыми греками Николай поддерживал дружеские отношения, особенно с К.Базили. Молодой сатирик замечал неравность среди греков, слышал о постоянных ссорах среди богатых купцов во время выборов в магистрат. Все это и нашло отображение в повести, которая, к сожалению, не сохранилась. Однако ее содержание можно узнать из воспоминаний сокурсников Г.И. Высоцкого и М.Я. Прокоповича. Так, в одном из разделов Гоголь описывает освящение церкви на греческом кладбище. Это было очень важное событие в колонии, но и здесь проявилась неравность сословий. Те греки, которые были беднее, пришли на место торжества раньше, чем богатые купцы. Последние не соглашались с тем, что оказались сзади, и стали протискиваться вперед. Начались пинания, ссоры, дошло и до драки. Святое дело потеряло свою святость.

Описанные Гоголем сцены были настолько колоритными, а образы купцов сатирично выразительными, что без смеха их нельзя было воспринимать. Юный писатель сумел точно передать характер нежинских греков, и прочитавшие повесть жители города сразу же указывали на реальных прототипов. Это задело и очень обидело купцов-греков, которые, как свидетельствует легенда, пришли с подарками к директору гимназии И.С. Орлаю и просили, чтобы тот выдал им автора столь унизительного для них сочинения. Подношения директор не взял, но обещал во всем разобраться. Вызванный «на ковер» Гоголь не мог ослушаться Орлая и вынужден был уничтожить сатиру.

Копия этого произведения хранилась у товарища по учебе Григория Высоцкого, который после окончания гимназии жил в Петербурге. Гоголь выписал ее под предлогом того, что потерял оригинал, и уже больше не возвратил ее. Так погибло первое значительное сатирическое произведение писателя.

Обучаясь в Нежине, Гоголь отдал дань и романтизму. В марте 1829 г. в журнале «Сын Отечества» (№12) он напечатал без подписи стихотворение «Италия».

В мае того же года он подал в цензуру свою поэму «Ганц Кюхельгартен» и получил разрешение на ее публикацию. Произведение появилось отдельной книгой под псевдонимом В.Алов. На титульной странице была поставлена дата – 1827 г., это был не только год написания поэмы, но и последний учебный год Гоголя в гимназии, пора «восемнадцатилетней юности». Николай возлагал огромные надежды на своего «Ганца…», но и тут его постигла неудача. Обходив все книжные лавки Петербурга, где продавалась поэма, молодой человек горько разочаровался, увидев, что его книжки припадают пылом. Так ни одна его книга и не была продана. Это был страшный удар по начинающему писателю. Проблему Гоголь решил очень просто и уже традиционно для себя – скупив весь тираж (не такой уж и большой) и бросив его потом в печку.

Николай Гоголь проявил себя также в издательском деле – вместе с К.Базили он выпускал альманах «Северная звезда» (возможно, по примеру «Полярной звезды» Рылеева и Бестужева), непосредственное участие он принимал в издании журналов «Метеор литературы» и «Литературный промежуток, составленный в один день Николаем Прокоповичем».

 

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ХУДОЖНИК

«Я всегда чувствовал небольшое пристрастие к живописи», – говорил позже Гоголь, вспоминая годы учебы в гимназии. Любовь к рисованию Николаю и другим гимназистам привил известный украинский художник Капитон Павлов. После окончания Петербургской Академии искусств он приехал первым из преподавателей в только что открывшуюся гимназию. Именно он дал первые уроки живописи и графики будущим художникам-академикам Апполону Мокрицкому и Андрею Гороновичу, усовершенствовал рисование Якова де Бальмена. Школу К.Павлова прошел также Гоголь и братья Гребинки.

В письме к отцу от 22 января 1824 года Николай писал про свои увлечения живописью: «Если бы Вы увидели, как я теперь рисую (я говорю о себе без всякого самолюбия)». А в другом письме хвастался: «Хотел бы Вам прислать несколько картинок, нарисованных на картонах и сухими колерами, но некоторые из них еще не окончены, а другие боюсь не потерять дорогой, потому что рисование их очень нежное». К сожалению, рисунков Гоголя сохранилось очень мало. Это ситуативное черчение, архитектурные эскизы тушью собора и церковной башни, две акварели переднего и заднего фасада дома родителей в Васильевке, выполненные в готическом стиле. Сохранился также «Сельский пейзаж».

В гимназии Гоголь рисовал также декорации к представлениям. И здесь не обошлось без советов учителя рисования Павлова. Художник часто приглашал Николая к себе домой, или в «малинник», где учил его рисовать с натуры.

Интерес Гоголя к живописи не угас и после окончания гимназии. В Петербурге он посещал классы живописи Академии искусств, бывал на выставках картин, создавал образы художников в своих повестях «Невский проспект» и «Портрет».

 

ТЕАТР, КОТОРЫЙ ЧУТЬ НЕ СТАЛ ДЕЛОМ ВСЕЙ ЖИЗНИ

Значительное место в жизни гимназистов занимал любительский (самодеятельный) театр. И театралом Николай был великим! С первыми представлениями пьесы В.Озерова «Эдип в Афинах» гимназисты выступили перед нежинцами в конце 1823 – в начале 1824 года. В музее истории Нежинского государственного университета, выпускником которого является и автор статьи, хранится книга «Сочинения В.А. Озерова», по которой Николай Гоголь и другие гимназисты готовили роли в трагедиях «Эдип в Афинах», а потом «Фингал».

Письма Гоголя к родным, а также к товарищу по гимназии Григорию Высоцкому свидетельствуют о масштабной работе гимназистов в связи с постановкой спектаклей. Успех последних способствовал поискам новых пьес для репертуара. В письме к родителям от 22 января 1824 г. Николай Васильевич просил прислать ему в Нежин комедию «Бедность и благородство души» и «Ненависть к людям и раскаяние» немецкого драматурга Августа Фридриха Коцебу, пьесы которого были переведены на русский язык и пользовались широкой популярностью у зрителей. Гоголь также просил родных прислать ему пьесу М.И. Загоскина «Богатонов, или Провинциал в столице» и «еще ежели каких можно прислать других, за что я Вам очень буду благодарен и возвращу в целости».

Действительно, рвение Гоголя-младшего к театру не было случайным. Как известно, отец Николая, Василий Панасович, и мать, Мария Ивановна, активно участвовали в постановках домашнего театра вельможи Д.Трощинского в Кибинцах. На этих представлениях неоднократно бывал и юный Гоголь, а в некоторых и сам играл.

В одном из писем к отцу в конце 1824 года Николай обращался с просьбой: «Сделайте милость, объявите мне, поеду ли я домой на Рождество; то, по Вашему обещанию, прошу мне прислать роль. Будьте уверены, что я ее хорошо сыграю, чем я Вам буду много благодарен». Василий Панасович Гоголь сам писал пьесы, такие как «Простак, или Хитрости женщины, перехитренной солдатом», «Собака – овца» и другие, которые с успехом ставились на сценах барских домашних театров. Одну из них Гоголь-младший поставил в Нежинской гимназии – об этом свидетельствует исследователь театра на Черниговщине Кость Копержинский. Он считает, что гимназисты, кроме русских и зарубежных, ставили и украинские пьесы Василия Гоголя «Собака – овца», «Простак…», а также И.Котляревского «Наталка Полтавка», «Москаль-Чародей».

Известно, что официальное разрешение на создание в гимназии театра было получено 28 декабря 1826 года. Можно считать, что этот документ положил начало существованию театра в Нежине, до этого представления в городе были случайными. А приезд в Нежин почетного попечителя гимназии графа А.Г. Кушелева-Безбородько окончательно стабилизировал театральное дело в учебном заведении.

В памяти гимназистов надолго остался 1827 год, когда было поставлено несколько спектаклей, в которых Николай Гоголь был и режиссером, и артистом, и декоратором, и бутафором. В письмах к родным этого времени он часто просил прислать ему что-то для театра: «Ежели можно прислать и сделать несколько костюмов, сколько можно, даже хоть и один, но лучше бы побольше, также хоть немного денег… Каждый из нас уже пожертвовал, что мог, а я еще только. Как же я сыграю свою роль, о том я Вас извещу».

В письме от 26 февраля 1827 года Гоголь писал матери, что на Масленицу четыре дня подряд ставили пьесы, «и к чести нашей, признали единогласно, что из провинциальных театров ни один не годится против нашего. Правда, играли все прекрасно. Две французские пьесы соч. Мольера и Флориана, одну немецкую соч. Коцебу. Русские: «Недоросль», соч. Фонвизина, «Неудачный примиритель» Я.Княжнина, «Лукавин» Писарева и «Береговое право» соч. Коцебу. Декорации были отличные, освещение великолепное, посетителей много, и все приезжие, и все с отличным вкусом… Музыка тоже состояла из наших: восемнадцать увертюр Россини, Вебера и других были разыграны превосходно. Короче сказать, я не помню для себя никогда такого праздника, какой я провел теперь».

Николай Гоголь отдавал театру, в отличие от точных наук, много времени, сил и собственного таланта. Он был душой гимназического театра. Всегда с воодушевлением играл пьесы русских драматургов. Однако администрация гимназии предъявляла условие: обязательно играть одну французскую или немецкую пьесу на соответствующем языке. Один из товарищей по гимназии Николая Н.Кукольник воспоминал, что Гоголь должен был принимать участие в одной из иностранных пьес. Николай выбрал немецкую. Кукольник предложил ему роль в двадцать стихов, которые начинались словами: «O mein Vater!», потом следовало изложение какого-то события. Рассказ оканчивался словами: «nach Prag!». Гоголь мучился, учил роль упорно, преодолел, выучил, знал на троих репетициях, во время представления вышел на сцену бодро, сказал «O mein Vater!», запнулся… покраснел… но тут же собрался из силами, повысил голос и с особенным пафосом молвил «nach Prag!» – махнул рукой и ушел… А зрители, большая часть которых не знала ни пьесы, ни немецкого языка, остались выполнением роли очень довольны.

Зато в русских пьесах Гоголь был на самом деле несравненным, особенно в комедии Фонвизина «Недоросль» в роли госпожи Простаковой. Участник этого спектакля К.Базили позже воспоминал: «С самым большим успехом шла у нас комедия Фонвизина «Недоросль». Видел я эту пьесу и в Москве, и в Петербурге, но всегда считал, что ни одной актрисе не удалась роль Простаковой так хорошо, как ее сыграл шестнадцатилетний Гоголь». Ему удавались роли в комедиях лучше других представлений. Он также с успехом сыграл роль Василисы в пьесе И.Крылова «Урок дочкам».

О формировании драматического театра, в котором также играл Гоголь (артист-комик!), говорил близкий его товарищ Т.Пащенко: «На небольшой сцене второго лицейского музея лицеисты любили иногда играть на праздники комические и драматические пьесы. Гоголь и Прокопович, душевные между собой приятели, особенно заботились об этом и устраивали представления. Играли пьесы как готовые, так и писали сами лицеисты». Гоголь и Прокопович были главными актерами и исполнителями пьес. Если первый из них любил преимущественно комические пьесы и брал роли дедов, то второй – трагические. Однажды Гоголь-младший загорелся сыграть роль дядьки-старика, жуткого скряги. Для того чтобы добиться успеха, он практиковался в этой роли больше месяца, и главной задачей для него было, чтобы нос сходился с подбородком. Целыми часами сидел он перед зеркалом и нагибал нос к подбородку, пока наконец-то не добился желаемого результата. Сатирическую роль дядьки-старика Гоголь сыграл прекрасно, морил смехом зрителей и доставил им огромнейшее удовольствие. Все товарищи и сокурсники Николая Гоголя думали, что он поступит на сцену, потому как имел огромный сценический талант и все данные для игры на сцене: мимику, грим, переменный голос и полное перерождение роли, которую играл. Все лицеисты, видевшие игру Гоголя-комика, думали, что он затмил бы и знаменитых комиков-артистов. Его товарищ А.Данилевский отмечал: «Если бы он поступил на сцену, он был бы Щепкиным».

Мастерство Гоголя-артиста проявлялось и в том, что он мог сделать самую маленькую роль в спектакле заметной и живой. На сцене гимназического театра он сыграл немало ролей: Репейкина в «Хлопотунье», Досажаева в «Лукавине». Обе роли были характерно комического плана. Хвалили Николая и за роль Креона в трагедии В. Озерова «Эдип в Афинах».

Театр в гимназии забирал много времени, но Гоголь так и не стал артистом, его куда больше тянуло к прозе, несмотря на первые неудачи.

 

***

28 июня 1828 года в числе первых выпускников Николай Гоголь распрощался с Нежином и гимназией. Семь лет пребывания в небольшом северском городке с его особым колоритом насытили воображение будущего писателя сотнями образов, житейскими ситуациями, которые стали основой многих его произведений. В праздном Нежине наряду с бурной жизнью гимназиста чуткую душу молодого Гоголя часто одолевала тоска. Такой переменчивый характер, сформированный в стенах гимназии, наложил сильный отпечаток на его дальнейшее творчество и жизнь. Благодарные выпускники уважают и помнят свою Alma mater, но Гоголь не очень любил вспоминать о годах учебы и так больше в Нежин не вернулся. Видно, были свои причины, неизвестные нам…

 

Андрей Блануца

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS