Золото Турина или приключения украинца в Италии

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
23.09.2013

Источник фото

La Vita e Bella! (итал., Жизнь прекрасна!)

...В золоте этой медали, словно в зеркале, отражаются все солнце Италии и та удивительная история из жизни ее обладателя, Леонида Владимировича Марковича, которую поведал мне его внук, Георгий Ракевич. К его рассказу прилагаются – золотая медаль Esposizione Internazionale di Torino 1911, старинные фото и «Baedeker L'ltalie des Alpes a Naples», путеводитель по Италии, на французском, лейпцигского издания Карла Бедекера – как свидетели достоверные.

В жизни каждого, очевидно, случаются те мгновения счастья, светом которых озарена вся дальнейшая жизнь человека. Выпали они и на долю Леонида Марковича, имя которого можно встретить на страницах «Малороссийского родословника». Дворянскому роду Марковичей в культурно-историческом прошлом Украины принадлежит далеко не последнее место. Земледельцы и воины, пером и шпагой прокладывали они себе путь в истории. В Северной войне воевали они со шведом, а с Наполеоном – на Бородинском поле, участвовали и в легендарной обороне Севастополя 1855 года. В галерее славных имен – Николай Маркевич, автор «Истории Малороссии», писательница Марко Вовчок, российский сенатор Андрей Маркевич и его внук Игорь Маркевич, выдающийся французский пианист, композитор и дирижер.

Детство Леонида Марковича протекало в Шабалинове, райском уголке на Черниговщине, у берегов Десны и Сейма, где впервые увидал ослепительную синь украинского неба и золотые дали полей. Там он всерьез увлекся сельским хозяйством, мечтая стать культурным аграрием. А потом вдруг оказался в Италии...

 

солнце италии на esposizione

 

Начиналась это 100 лет тому назад в Турине, на Международной промышленной выставке 1911 года (по-итальянски – Esposizione Internazionale di Torino 1911).

Шляпа набекрень, лихо закрученные усы и задумчивый взгляд, устремленный вдаль – таков он, Леонид Маркович на дагерротипе из фотоателье города Турина. Старинное фото не в силах передать шарма молодого украинского бизнесмена. Скорее, напоминает он знаменитого тенора Франческо Таманьо с портрета Валентина Серова.

Он так же колоритен, как могучий итальянец, молод (чуть больше 30-и) и жадно вкушает радости жизни. А еще и честолюбив: он намерен покорить столицу Пьемонта делами рук своих – сухофруктами из своего хозяйства, что на Черниговщине.

 

Он приехал сюда за наградой...

 

Италия встретила его ярким солнцем и ласковой улыбкой, которая словно сияла на лицах людей. Веселые и беспечные сидели они прямо на улицах, пили кофе и смаковали мороженое. Это были времена беспечальные, последние мирные годы перед грядущими бедами Первой Мировой войны.

И вот уже куплена мягкая фетровая шляпа (настоящий Borsalino!), уже сказан комплимент (скорее жестом, чем словом) барышне из универсального магазина и подарена ему в ответ грациозная улыбка истой итальянки...

Улыбка ее дарит надежды!

Donna, donna mia...

Здесь есть что посмотреть, здесь есть куда пойти. Особенно, когда рядом с тобой эта самая donna. Хороша беседа с дамой под рюмочку мартини или чинзано.

Турин ведь славится своими вермутами – это их родина.

 

в странствиях по городу

 

«Una momento, синьора, как пройти на Corso... эх, не силен в итальянском», -вздыхает смущенно Леонид Маркович. Но, как всегда, выручает старина Карл Бедекер. Эта книжечка формата in folio, в красном сафьяне с золотым тиснением, казалось, полна красот Турина, его прошлого и настоящего. Нескольких фраз по-итальянски вполне хватает, чтобы сносно общаться с итальянцами, а главное – с итальянками. Помогают улыбки, жесты и напор элегантного украинца.

Чем он не Фигаро, с его единственной фразой по-английски – God damned! – и решимостью покорить Лондон?

Воистину, итальянский сапог пришелся ему впору!

В Сидонской Капелле (собор Дуомо) хранится главная святыня всей Италии – знаменитая Туринская плащаница, которой обернули тело Христа после распятия. В центре города, на площади Кастелло возвышается Palazzo Madama – крепость XIII века. В Египетском музее показывают древние папирусы, а со временем появится и Музей автомобилей.

Кстати, о них. Хотя по городу еще бегают фиакры, но таксомотор уверенно вытесняет их. В Турине безраздельно царит Фиат. Аньелли-старший строит свою автоимперию всерьез и надолго. Он намерен потягаться с самим Генри Фордом, своим заокеанским конкурентом. У него все «как у Форда»: на Corso Dante, 35, уже отстроен автомобильный комплекс, а фордовские «жестянки» Лиззи нацелили синьора Джованни на массовый автомобиль. Чудо автодизайна творит знаменитый Бертони. Тем временем «фиаты» бороздят дороги Европы и бьют мировые рекорды скорости, а сам Аньелли-старший становится крестным отцом Формулы-1.

Уже играет «Старая синьора», знаменитый футбольный клуб «Ювентус», но Мишеля Платини там нет пока. Просто, нынешний президент УЕФА еще не родился – до события этого каких-то четыре с половиной десятилетия. А где-то под Турином (в городке Аграта-Контубрия) 15-летний Франческо, дедушка Мишеля (в будущем) в поте лица возделывает свой виноградник и мечтает перебраться во Францию.

 

la belle epoque

 

Но, вернемся к нашему герою, Леониду Марковичу, и Esposizione Internazionale.

Шумиха вокруг выставки невообразимая. Скрипят, усердно скрипят «золотые перья» Италии; не отстает от них и мировая пресса. Резонанс этого события доносится и до России. У выставочных павильонов – небывалое скопление шикарных машин, мужчин и женщин. Все они живут в роскошных аппартаментах, разъезжают в авто с откидным верхом и ни секунды не сомневаются в том, что именно им суждено править миром, и это – навечно. Солидные синьоры и синьорины, ladies and gentlemen, мадам и месье со всей Европы неспешно фланируют и позируют перед вездесущими репортерами, которые бросаются к ним сломя голову с блокнотами и тяжеловесными фотоаппаратами наперевес.

Мигают вспышки магния, у телефонных будок – шум и толчея.

Для Запада – это время больших иллюзий – La Belle Epoque (прекрасная эпоха).

Но за фасадом этой идиллии скрывался иной мир – мир классового высокомерия и жестокой эксплуатации, расизма и колониализма. За ничтожную плату кули надрывались на плантациях, шахтеры дышали угольной пылью, а любая горничная могла оказаться объектом сексуальных домогательств ее хозяев. И все эти унижения – ради общества, в котором знали толк в балете, умели ценить оперу Пуччини или живопись авангардистов.

В мире, тем временем, сгущались тучи: приближалась война – Первая Мировая.

Мировые державы давно уже поделили колонии и вступили в спор за сферы влияния. И скоро спор пойдет по-военному…

Но Запад пока еще полон иллюзий, a Esposizione – его зеркало. В нем отражается ярмарка тщеславия, точнее – ринг, но только – экономический. Уже спущен на воду «Титаник»: этот трансатлантический Левиафан готов принять на борт «сильных мира сего» общей стоимостью в 250 миллионов долларов (по курсу того времени) и побороться за Голубую Ленту Атлантики. До катастрофы остался всего лишь год.

А пока августейшая чета – король Витторио с супругой Еленой Черногорской посещает выставку. Об этом взахлеб сообщают итальянские газеты – туринская «La Stampa», миланская «Corriere della sera» и римская «Republica».

 

в российском павильоне

 

Немало интригует Европу Россия. Этот «колосс на глиняных ногах» давно уже беспокоит Запад своим экономическим взлетом, обгоняющим по темпам роста (5,72 %) даже США (5,2 %). Наряду с высокой степенью концентрации производства идет внедрение суперсовременных технологий. По энерговооруженности Россия давно уже обогнала Европу, но пока уступает США.

Неслучайно, пристальный интерес у Запада вызывает труд В.П. Семенова-Тян-Шанского «Торговля и промышленность Европейской России», посвященный статистическому исследованию социально-экономической жизни страны по ее регионам. Он удостоен золотой медали и Grand Prix выставки. Российский павильон, в котором размещается экспозиция, один из самых посещаемых на Esposizione Internazionale. Его спроектировал молодой, но амбициозный зодчий В.А. Щуко в стиле российского неоклассицизма, с характерными ордерными колоннадами и ренессансными элементами.

В Российском павильоне немало интересного: экспонируются изделия из керамики гжельских мастеров, новейшие достижения России в промышленности и сельском хозяйстве. Там же представлена и продукция Леонида Марковича, поставщика российской императорской армии.

В углу его экспозиции красуются образцы сухофруктов с горделивой надписью:

«Аграрные интенсивные хозяйства
Л.В. Маркович и К°

«Обезвлаживание плодов и овощей по системе Н.Н.Савицкого»

На эту скромную экспозицию у нашего земляка большие надежды. Еще бы! В отличие от своих коллег-помещиков из Черниговщины он – дипломированный агроном-профессионал. У него образцово-показательное хозяйство, передовое производство и современные технологии по переработке фруктов и овощей. Ему есть что показать...

Виноград и яблоки, сливы и вишни, лук репчатый и чеснок – всего не перечесть -все, чем так богата щедрая украинская земля, украшают его экспозицию на выставке, поражая изумленных итальянцев и гостей Esposizione Internazionale своим эстетическим видом, а главное – качеством и вкусом.

И золотая медаль Esposizione Internazionale di Torino 1911 наконец-то увенчала труды Леонида Марковича, стала его подлинным триумфом, признанием заслуг нашего земляка на Западе, заслуженной наградой за его талант и деловую хватку.

 

в зеркале прошлого

 

А потом пришлось пройти ему через свои грозы – революцию и гражданскую войну, скитания на чужой стороне и горький хлеб чужбины. Руины остались от родового гнезда в Шабалинове после налета одной из бесчисленных банд, терзавших тогда Украину. Там же погибла мать Леонида Владимировича – Александра Николаевна.

Давно уже нет на свете обладателя этой медали: более 60 лет тому завершился его путь земной. В сталинские годы о ней приходилось помалкивать: сам факт пребывания за границей расценивался как преступление. За это можно было жестоко поплатиться: угодить в «солнечный» Магадан, а то и «попасть» под расстрельную статью.

Не поощрялось и дворянское происхождение…

Свою награду пронес он сквозь все испытания и лихолетья той драматической эпохи. Он бережно хранил ее, не расставаясь с ней в эпоху «красного террора», не променял ее на краюху хлеба в страшный голодомор 1933-го, не утратил и в трудные военные и послевоенные годы.

…Уже на закате жизни он подолгу всматривался в медаль, как в магическое зеркало, словно надеясь воскресить прошлое – Турин его молодости, итальянский дворик с фонтаном и мгновения счастья, ушедшие, увы, безвозвратно...

Владимир Скрынченко

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS