Сегодня поступил в продажу журнал «Криминальный отдел» № 10 (50) 2010 г.

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
23.09.2010

Череп и кости, веселый Роджер, морские волки в закатанных штанах, седобородые сквернословы, просоленные меланхолики, красотки Мэри и сундуки с драгоценностями!.. Помните, читатель, как много счастливых вечеров в детстве вы провели за пиратскими романами, насыщенными леденящими душу и кровь приключениями. Но образ знаменитого капитана Сильвера сегодня – никакой не анахронизм. Как свидетельствует криминальная статистика, в Мировом океане все чаще происходят грабежи и угоны яхт, грузовых судов, танкеров. Японцы уже опасаются за главную грузовую артерию страны, подразделения по борьбе с пиратами боятся экологических катастроф, к которым могут привести неуправляемые суда. 

ТРАГЕДИЯ ГРУЗОВИКА «ЧУНГ СОН» 

Нынешние океанские капитаны – предприниматели с трезвым умом, которых не заботит ни ветер, ни непогода и у которых на уме только одно – их корабли. Они подчас равняются по длине трем футбольным полям и по цене трем тысячам фольксвагенов­ских «гольфов». Клаус Вальден, капитан немецкого судна «Норазия», рассказывает, что как-то наткнулся в газете «Саут Чайна морнинг пост» на историю китайского корабля «Чунг сон». Ему стало «физически плохо», когда он прочитал о том, как его коллег из Китая в открытом море «просто перерезали», как рыбаки потом доставали из своих сетей размозженные головы моряков – результат безжалостной бойни, покушения на свободу передвижения по водной стихии. По сей день капитана бременской судоходной компании «Ганимед» поражает этот один из самых жестоких случаев захвата – резня в Тайваньском проливе, внезапно давшая всем капитанам понять, что одна из древнейших угроз – пиратство – становится страшнее, чем когда-либо. Однажды ноябрьской ночью в 1998 году морские разбойники в форме таможенников проникли на борт грузового корабля «Чунг сон», перевозившего доменный шлак из Шанхая в Малайзию. Они избили и связали команду. Через десять дней после захвата корабля пираты убили пленных моряков. Тела 23 жертв, привязав к ним грузы, бросили за борт. Всплыло только шесть трупов, остальные не были найдены. Однако и убийцы недол­го оставались в живых после бойни. Южнокитайские полицейские, проведя спецоперацию, обнаружили фотографии пиратов, снимавших друг друга во время резни. Убийцы были казнены.

ОПАСНОСТЬ В ЗЕРКАЛЕ СТАТИСТИКИ 

В позапрошлом году Международное морское бюро (лондонская организация, объединяющая банки, страховые и судоходные компании) зарегистрировало 469 попыток пиратских нападений, что в полтора с лишним раза больше, чем два года назад. Так как о многих нападениях вообще не заявляют из-за неизбежных бюрократических разбирательств, то вполне возможно, что эта грозная цифра в три раза больше. Ущерб от морского разбоя оценивают в пределах трех миллиардов долларов в год.

В позапрошлом году нападениям 24 раза подверглись корабли, в число владельцев которыми входят немцы. Например, «Хьюмен бридж». 28 июня 2000 года в Малаккском проливе, между Индонезией и Малайзией, пираты с длинными ножами на полном ходу проникли на контейнеровоз, связали капитана, ограбили команду и скрылись во тьме на своих быстроходных лодках. Число нападений на корабли в 2001 году достигло новой рекордной отметки. С января по июнь ММБ насчитало 165 удавшихся разбойных нападений. Все чаще преступные банды выходят на охоту с автоматами. От рук пиратов в прошлом году погибли 77 человек.

Сейчас правительства многих стран встревожены нашествием пиратов. Чума, гуляющая по Мировому океану, привела к политическим осложнениям. Япония всерьез опасается за свое сырьевое обеспечение. Такие государства, как Индия и Малайзия, проводят специальную мобилизацию, так как многие порты и судоходные каналы здесь считаются зоной очень сильного риска. 

ПИРАТЫ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ

По степени опасности различают три их основные разновидности. Легковооруженные преступники чаще всего надеются поживиться наличными деньгами и ценными вещами команды. Многие капитаны даже не заявляют властям о таких налетах, потому что это отнимает время и создает кучу проблем – день простоя корабля может обойтись владельцу компании в 25 тысяч долларов. Кроме того, ловить хорошо организованные вооруженные пиратские банды сложно – они используют быстроходные лодки и имеют тайные наземные базы. Проникнув на корабль, разбойники забирают все, что есть ценного, и поспешно скрываются. Для этих головорезов убийства и изнасилования – дело обычное. Но настоящие потомки капитана Кидда – это прекрасно обученная пират­ская мафия, беспрекословно подчиняющаяся приказам. Ее метод во всем мире называется «крупномасштабным преступным угоном». Эти флибустьеры выходят на охоту с фаустпатронами и гранатометами, полностью завладевают кораблем, убивают или высаживают команду. В позапрошлом году таким образом были угнаны восемь больших судов, одно из них исчезло. Здесь же нужно сказать и о пиратах «по случаю». Корабли, стоящие на рейде или на якоре, нищему африканскому, азиатскому или южноамериканскому населению кажутся «прямо-таки универмагами», из которых можно – если надо, то и с оружием в руках – выносить все что попадется: краску, канаты, а также стереооборудование, деньги, часы и драгоценности.

Небольшие суденышки легко становятся жертвами морских налетчиков. Особенно кишащие пиратами акватории – побережья Сомали, Йемена и Эквадора – суда часто проходят только под конвоем и поддерживая постоянную радиосвязь с управлением по чрезвычайным ситуациям на водах в Бремене. Если же что-нибудь случится, капитаны используют в целях самообороны свои сигнально-шумовые ракеты.

Моряки-профессионалы страдают от разбойного натиска больше, чем те, кто находится на борту парусников. Клаус Вальден со своим огромным контейнеровозом находился в водах Коломбо, незадолго до того прочитав сообщение о «Чунг сон». Хотя столица Шри-Ланки и считается недружелюбным местом, команда чувствовала себя в безопасности. Чтобы отвадить пиратов, они бросили якорь в шести милях от порта. К тому же «Норазия» с ее высокими, местами 15-метровыми бортами, казалась неприступной. Ночь была черной и лил дождь, когда часовой заметил подозрительную фигуру человека, собиравшегося взломать контейнер. Пираты! Они перебрались через перила при помощи телескопиче­ских трубок. Вальден объявил тревогу, испуганная команда выбежала на мостик и забаррикадировалась. Капитан вызвал на помощь полицию, приказал дать полный вперед и попытался обескуражить захватчиков светом прожекторов. Пиратам оставалось лишь попрыгать за борт и надеяться, что их не размолотит винтами – профессиональный риск флибустьеров современности. Судоходная компания понесла минимальный ущерб, были взломаны только пять контейнеров с одеждой.

Тяжелее пришлось газовому танкеру «Иглу мун», принадлежащему компании «Маритайм» в Эльсфлете, что под Бременом. В бухте Рио-де-Жанейро в 4.15 утра четверо мужчин, вооруженных ножами и автоматами, проникли на корабль. Они ограбили команду и заставили капитана открыть сейф: 22 000 долларов, весь фонд зарплаты команды, достались пиратам.

Год с лишним спустя это снова приключилось с «Иглу мун». На этот раз капитану-инспектору Юргену Линдеру пришлось опасаться за жизнь команды. Танкер перевозил бутадиен, легковоспламеняющийся газ. «Нашим людям строжайше запрещено строить из себя героев, – говорит Линдер, – потому что разбойники вооружены до зубов. Один выстрел в систему газоснабжения – и весь корабль взлетит на воздух».

В отдаленных уголках Азии, а также в Сомали и странах Океании, где государственная власть беспомощна, а народ беден, ценность добычи и зверство преступников совершенно несопоставимы. В Бангладеш 3 октября прошлого года морские разбойники напали на рыболовецкий катер «Шафиулла». Они перебили команду и засунули трупы в морозильную камеру. Добытые трофеи: пара дорогостоящих предметов. Убийцы не пойманы.

Один из самых жестоких продолжателей традиций флибустьеров – Алиаса Бунгалос, орудующий в водах южных Филиппин под именем «командира Алекса». Вместо эмблемы с черепом, деревянной ноги и повязки на глазу у этого усача знаки различия современных пиратов: видавшие виды рэй-бэновские очки на носу, военная куртка, скорострельный пистолет. Командир Алекс является предводителем целой армии вооруженных островитян, которые на своих быстроходных лодках нападают на яхты, рыболовецкие и грузовые, танкеры. После молниеносных атак они возвращаются на один из бесчисленных островов в Зулусском море. Совершают налеты то на катера, чтобы снять радиоприборы и гидролокаторы, то на паромы ради денег, часов и одежды. Но специализируется банда на похищении людей. Так, она долгое время держала в заложниках дочь одного торговца нефтепродуктами, требуя 8 000 долларов выкупа.

Кое-кто из пиратов строго поддерживает традиции Клауса Штертебекера и Годеке Михельса, которые поровну делили добычу между всеми членами команды. 42-летний Бунгалос пиратством добывает средства на содержание семьи. С каждым удачным налетом авторитет командира растет, и за пополнение банды ему поэтому переживать не приходится.

Люди вроде Бунгалоса – преступники с громким, вселяющим страх именем, но все же более серьезную опасность для навигации представляют мафиозные банды. Пиратская мафия берет управление кораблем в свои руки, выводит на борту новое название, разгружается в порту и предлагает любому желающему на мировом рынке дешевую аренду новоиспеченного корабля. Такие суда называют кораблями-фантомами. Разумеется, новый груз также выгружается, и так возникает порочный круг, множащий прибыль.

Этой формой организованной преступности руководят «умные головы» в центрах торговли вроде Гонконга или Шанхая. До сих пор исполнители очень мало знали о заказчиках. Все попытки выйти на тех, кто за всем стоит, оканчивались неудачей.

Судьба настоящей команды корабля крестных отцов заботит мало: если у разбойников хорошее настроение, ее высаживают на воду, но возможен другой исход – команду убивают и просто кидают за борт. Иногда пиратов-исполнителей не интересует ничего, кроме выручки за груз. Как только корабль разгружается, его просто бросают в открытом море, как «призрак». Спасут судно или оно потерпит крушение – чистая случайность. 

В БОРЬБЕ С ФЛИБУСТЬЕРАМИ 

Очень долго казалось, что международная навигация бессильна против подобных морских угонов. Это продолжалось до 16 ноября 1999 года, пока индий­ский корвет «Прахар» впервые не освободил захваченный пиратами корабль в результате боевой операции. Двенадцать дней разведывательный самолет и два патрульных катера преследовали в Арабском море грузовое судно «Алондра Рэйнбоу». Попав в окружение, банда из 15 пиратов попыталась открыть вентиляцию и устроить пожар, но военные отреагировали быстрее.

При освобождении «Селаянга» борцы с пиратством добились бесспорного стратегического успеха. В своем скромном офисе в одном из районов Лондона Поттенгал Мукундан сидит за компьютером и с увлечением повторяет мышью на экране путь «Селаянга», похищенного в Малаккском проливе. «Это было для нас огромным успехом», – говорит бывший капитан. В июне береговая охрана впервые сумела засечь корабль, оснащенный связанным со спутником передатчиком, так называемой системой «Шиплок».

Для директора Международного морского бюро эти радостные вести очень важны, ибо они показывают владельцам судоходных компаний, что в борьбе с пиратами есть шансы победить. Однако чаще Мукундану приходится сообщать плохие новости. Работающие у него две дюжины человек с 1991 года собирают любые данные о том, что творят пираты по всему свету. В конце каждого года подводят черту и выводят новые страшные цифры.

В то время как люди Мукундана заняты круглые сутки, чтобы иметь возможность при необходимости в любое время сразу направить помощь нуждающимся в ней, сам он трудится на втором фронте – ведет дипломатическую войну с международным морским правом, затрудняющим его крестовый поход против пиратов; он борется с государствами, которые не выказывают желания или считают себя не в состоянии контролировать собственные побережья. Он борется и с владельцами судоходных компаний, которые делают слишком мало для того, чтобы их корабли спокойно преодолевали опасные зоны.

На четвертом съезде, посвященном пиратству и кораблям-фантомам, который состоялся в конце июня прошлого года в Куала-Лумпуре, владельцы кораблей, правительства и службы безопасности обсуждали стратегии защиты от пиратов. «Острая проблема, – подытожил Алан Чан, директор одной из сингапур­ских судоходных компаний, оперирующей танкерами, – решится только благодаря революционным идеям». Важным достижением было бы, если бы пираты могли скрываться только в тихих бухтах, а не за параграфами законов.

ВЫ НЕ МОЖЕТЕ НИЧЕГО!

Когда в 1997 году силы немецкого военно-мор­ского флота вошли в опасные воды Индокитая, они поинтересовались, что могут предпринять, если торговое судно подвергнется нападению пиратов и пошлет сигнал SOS. Капитан Штокфиш рассказывает, что по­следовал ответ: «Ничего!» Находясь в чужой акватории, военные не имели права брать на себя задачи по восстановлению порядка. Только если бы корабль потерпел крушение, немцы могли бы начать действовать.

Пираты с умом пользуются тем, что береговая охрана одного государства не может вторгнуться в воды другого. Допустим, они захватили корабль в акватории Малайзии – стоит им только сбежать в Индонезию, как они практически скрылись от преследователей. Эта бедная страна со своими 17 000 островов фактически не в состоянии отловить пиратов. 

СКОЛЬКО СТОИТ БОРЬБА С ПИРАТАМИ? 

Сколько нужно затратить, чтобы обезвредить хотя бы тех пиратов, которые действуют неподалеку от побережья, видно на примере Бразилии. Еще два года назад мафия заправляла портом Рио. Разбойники подплывали на быстроходных алюминиевых лодках и взбирались на борт по якорным цепям. Предварительно свои люди в портовом правлении сообщали им, в каких контейнерах хранится ценный груз. Продажные полицейские закрывали на это глаза.

Потом судоходные компании, агенты и правление порта пересмотрели концепцию безопасности, и полиция была приведена в боевую готовность – с тех пор нет практически никаких происшествий. «К тому же, сократившиеся благодаря приватизации порта простои стали преградой пиратству», – говорит комиссар Рикардо Гаспар, руководитель особого отдела по борьбе с пиратством государственной полиции Бразилии.

Грабежу в открытом море также можно было бы нанести ощутимый удар, если бы только владельцы компаний сумели использовать технические возможности и лично занялись оснащением кораблей. Передатчик системы «Шиплок», видеонаблюдение, световая сигнализация или перила под током – и грузовые корабли были бы уже почти неприступны. Но при 90 000 рейсов в год статистический риск потерять судно еще остается ничтожно малым. К тому же ущерб, как правило, покрывает страховка.

Все же некоторые судоходные компании – например, бременский «Ганимед» – создают собственные круглосуточные службы помощи, чтобы быстрее реагировать в чрезвычайных ситуациях. Всем 17 кораблям регулярно передаются сообщения о последних пиратских нападениях. Фирма также позаботилась о мерах предосторожности: капитаны должны во время рейсов пользоваться освещением полной мощности и не давать носу корабля обсохнуть, чтобы затруднить пиратам подъем по бортам. Специалисты служб безопасности также давно предоставляют помощь. Гамбург­ская компания «Маритайм сервисиз ГмбХ» обучает моряков отражать атаки пиратов. Агентства вроде английского «Англо марин оуверсиз» направляют своих часовых на корабли, идущие по опасным маршрутам. Самым большим спросом пользуются британские элитные бойцы-гурки, родом из Непала, считающиеся также превосходными мастерами боевых искусств.

Есть выход и на случай самой серьезной опасности. Швейцарско-британская фирма «Марин риск менеджмент» держит в готовности боевую команду – это суровые, обучавшиеся в антитеррористических подразделениях люди, которые гарантируют освобождение захваченного корабля за полмиллиона долларов. Но спрос на какие-либо меры безопасности пока невелик – даже в Германии, хотя немецкие банки и финансируют около двух третей операций мирового торгового флота.

И все-таки еще больше владельцы боятся какого-нибудь большого крушения. «Когда один из неу­правляемых кораблей-призраков врежется в танкер, – всего лишь вопрос времени», – пророчествует Йоахим Шульц, глава бременского «Ганимеда». А после этого, как сказал на съезде в Куала-Лумпуре Эндрю Лайнингтон, заведующий коммуникациями при профсоюзе моряков «Ньюмаст», мы переживем глобальную экологическую катастрофу, которая принесет в тысячу раз больше ущерба, чем все, что когда-либо натворили Генри Морган и все остальные морские разбойники вместе взятые.

ИДТИ ПОЛНЫМ ХОДОМ И МОЛИТЬСЯ

Сегодня с точностью до нескольких метров и при необходимости за считанные секунды многие предприниматели, находясь на суше или на море, имеют возможность следить за тем, где на земном шаре находится такой-то корабль, такой-то контейнер или какой-нибудь особо ценный груз. Эту спутниковую технологию называют «трекингом». Принцип везде один и тот же: небольшой бортовой компьютер при помощи спутниковой навигационной системы GPS устанавливает собственное местонахождение и, кроме этого, собирает множество других данных. С регулярными интервалами всевидящий ящик передает результаты анализа владельцу судна по спутниковой, мобильной или радиосвязи. Как только ценный груз направляется не по заданному курсу, объявляется тревога.

Специально на случай пиратского захвата существуют системы вроде Seajack Alarm и очень сходной с ней Shiploc. Изюминка системы Shiploc: даже капитан не знает, в какой части корабля располагается передатчик размером с коробку для обуви. Поэтому стоит ему подать сигнал бедствия – и никто на борту не сможет остановить передатчик, не обыскав весь корабль. А если пираты отрубят электричество, прибор будет в течение недели 15 раз в день посылать сигнал, работая от батарейки. За счет этого танкер можно найти даже тогда, когда его уже перекрасили и назвали новым именем.

Seajack имеется на борту более чем 400 кораблей, Shiploc – более чем 100. Однако страховые компании, от которых можно было бы ожидать ликования, сдержанны. «Это здравая мысль, если нужно вернуть угнанный корабль, – говорит капитан Уве-Петер Шидер из Союза немецких страховых организаций (GDV). – Но лучше вообще не подвергать корабль опасности». В начале 90-х он выходил в море штурманом. Ни одна из новых систем, по заверению Шидера, не может предотвратить пиратскую атаку. Лучшая мера против пиратства – «корабль как можно больших размеров с как можно более высокими бортами. Хорошее освещение на палубе. Идти полным ходом. И молиться».

 

 

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS