ПЕРВАЯ МАДАМ БАТТЕРФЛЯЙ

Статистика

  • Записей (413)
  • Комментариев (56)
01.03.2011

 

Имя обладательницы замечательного голоса меццо-сопрано Саломеи Крушельницкой, одной из ярчайших звезд оперной сцены начала XX ст. стоит в одном ряду с Шаляпиным и Карузо.

Ее артистическая карьера поражает скоростью и успешностью пути наверх. Собственно, так было всегда, с самого детства, когда никто не заставлял девочку часами сидеть за фортепиано. Она добивалась всего своими силами, сама себя творила, целенаправленно и настойчиво, буквально горела святым огнем искусства, и то, что кем-то расценивалось как сложная работа, ей было в радость… 

 

Саломея Крушельницкая родилась 23 сентября 1872 года в селе Белявинцы (ныне Бучачского района Тернопольской области), в семье священника, в одном из старинных украинских благородных родов.

Ее отец, Амвросий Крушельницкий, был греко-католическим священником. Кроме Люни, как называли ее родные, в семье было еще семеро детей. В 1878 году Крушельницкие перебрались в село Белая недалеко от Тернополя.

Ясноглазая девочка Солюня, веселая, резвая, ловкая, с сердцем, переполненным любовью, радостно познавала мир. Она бегала по селу, как все дети, верила старинным преданиям и легендам, старательно хозяйничала в цветнике. Но что бы не делала, все пела и пела, и не было конца тем песням. И весенние ароматы, и золотая осенняя пора лишь задавали тон ее пению. А еще в Саломейке с малых лет были незаурядная решительность, умение настоять на своем, защитить себя, но самое главное – безудержное желание знаний, глубоких, совершенных. (Пройдет время, и С.Крушельницкая выучит семь европейских языков, на которых будет петь и разговаривать).

 

ХОРИСТКА

Отец-священник, души не чаявший в Солюне, определил ей место в церковном хоре. И, казалось, судьба этой девочки была полностью прогнозируемой. Но, нужно отметить, что отец-священник Амвросий Крушельницкий как никто другой радовался пению своей дочки Солюни. Это он лелеял певческую душу маленькой девочки и верил в ее бархатный голос; это он повез Саломею в Тернополь, в гимназию. Экзамены в это учебное заведение она сдала экстерном. И под руководством профессора Владислава Вшелячинского запела своим дивным голосом в классическом хоре и по-настоящему стала учиться музицировать на фортепиано. В свою очередь, Саломея Крушельницкая всегда будет стараться оправдать ту большую веру отца…

Ее голос очаровывал тернопольчан, которые, проходя под окнами гимназии, невольно останавливались и говорили: «Ого! Люня поет». А другие ценители юного дарования отмечали: «Хоть бы в каком веселом расположении духа вы не пребывали, но, послушав «жалостливую» украинскую народную песню в исполнении Саломеи, будете плакать. Но как она запоет веселую, то при любом тяжком бремени на сердце, вам делалось легко».

В 1883 году на Шевченковском концерте в Тернополе состоялось первое прилюдное выступление Саломеи в хоре общества «Русские беседы». На одном из концертов этого хора 2 августа 1885 года присутствовал Иван Франко.

 

ПЕРВОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ

В 17 лет юная Саломея стала перед первым выбором. Тогдашние галицкие законы определяли, что дочке священника надлежит стать женой священника, заниматься хозяйством и петь не на сцене, а у детской колыбели…

По традиции тех времен, в семью Крушельницких, как и в семьи других священнослужителей, где были девушки на выданье, приезжали погостить молодые семинаристы. Они жили в семье в течение нескольких недель, присматривая себе невест. Но стать женой священника Саломейке не судились…

Когда Солюня поняла, что ее будущий муж, красивый черноглазый Зенон Гутковский, не разделяет ее увлечений и взглядов на мир, «не любит пение, а вместо оперы предпочитает цирк», она, горько рыдая, призналась брату, что не хочет свадьбы, но боится опозорить семью…

И снова именно отец не позволил терзать душу своей дочери и «убивать» ее мечту. Амвросий Крушельницкий отважится пойти против общественного мнения, не побоялся сплетен и отправил Саломею к старшей сестре в польский город Ниск…

 

КОНСЕРВАТОРИЯ

Отец на последние деньги отправляет Саломею во Львов, где она поступает в консерваторию на класс фортепиано и вокала. Эта 19-летняя девушка поразила профессора В.Высоцкого силой своего чарующего голоса, который он определил и поставил как меццо-сопрано.

Саломея была старательной, дисциплинированной студенткой, с суровым внутренним самоконтролем. Она всегда помнила, что учится на одолженные отцом деньги, которые он отдал ей, несколько ущемляя других своих детей. Она же могла отблагодарить своих родных только настоящим успехом и потому работала неутомимо, и в талант свой верила искренне.

Во время обучения в консерватории Саломейка познакомилась с адвокатом Теофилом Окуневским.

Они часто встречались. Как-то пан Теофил пригласил ее на вечеринку, а со временем – объяснился в любви. «Еще долго не спала Саломея, припоминая этот разговор, припоминая его слова, выражение лица и ту волнующую теплоту, которая бурлила в ней, когда он приближался. Она хотела видеть его снова, хотела гулять с ним по улицам Львова, петь для него. О! Этого она хотела более всего». Но Солюня не была уверена, что Окуневский до конца понимает ее одержимость пением. Когда же на следующий день она сбилась, исполняя арию, чем вызвала гнев профессора, то больше не позволяла себе давать волю чувствам. И опять Саломея, наперекор собственному сердцу преодолела себя… Разве же для развлечений приехала она во Львов?

13 апреля 1892 года, еще во время обучения в консерватории, состоялось сольное выступление Саломеи – она исполнила главную партию в оратории Г.Ф. Генделя «Мессия».

В 1893 году С.А. Крушельницкая оканчивает консерваторию с медалью и в том же году (15 апреля) дебютирует с большим успехом на сцене Львовской оперы в партии Леоноры в опере «Фаворитка» Доницетти. Затем следует успех в роли Сантуццы («Сельская честь»).

Когда от дебюта Крушельницкой в Львовском Оперном театре все были в восторге, семья – счастлива, сама Саломея, хоть и очень радовалась похвалам, понимала, что не хватает ей знаний и техники...

 

ИТАЛИЯ

И вот в жизни певицы происходит знаменательная встреча. Во Львове в тот год гастролировала знаменитая итальянская певица Джемма Беллинчони. Она была покорена талантом юной артистки и рекомендовала ей отправиться в Италию, считая, что только так Крушельницкая сможет достичь славы.

Осенью 1893 года Саломея, собрав немного денег и получив благословление отца, отправляется на учебу в Милан, к профессору Фаусту Креспе.

Всего год спустя начались ее выступления на итальянских сценах. В 1895-м она дебютирует на сцене театра Кремоны в партии Манон Леско. Затем следуют успешные выступления в Парме, Триесте (Амелия в «Бале-маскараде», Леонора в «Силе судьбы», Джоконда в одноименной опере Понкьелли и др.), Бергамо (1897, «Богема»).

Не забывает она и родной Львов, куда ее постоянно приглашают. Голос певицы обрел такую мощь, что ей под силу стали и вагнеровские партии (Эльза в «Лоэнгрине», Елизавета в «Тангейзере», Изольда).

В 1898-1902 годах Крушельницкая блистает на сцене Варшавской оперы. Здесь одной из ее любимых ролей стала Татьяна в опере «Евгений Онегин». В этот период она неоднократно гастролировала в Петербурге, где ее партнерами были Э.Карузо, М.Баттистини, С.Арнольдсон, Л.Тетраццини и др.

 

ЧИО-ЧИО-САН

В 1902 году состоялось триумфальное выступление певицы в Париже. Вместе с Яном де Решке она пела в «Лоэнгрине». В 1903-м Крушельницкая поет Аиду в неаполитанском театре «Сан Карло».

Наступил 1904 год. Всем известна печальная судьба миланской премьеры любимого детища Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй». Несмотря на участие выдающихся певцов Розины Сторкио, Джованни Дзенателло, Джузеппе де Лука, спектакль провалился. Понимая причины неуспеха, Пуччини переработал двухактную постановку в трёхактную. Местом новой премьеры спустя три месяца стала Брешия. Рассчитывать на участие любимой композитором Сторкио не приходилось. Но новая Чио-Чио-сан превзошла ее. И это была Крушельницкая!

Триумфальный успех певицы вознес ее на вершину славы. Вот как повествует об этой премьере видный итальянский музыковед Ринальдо Кортопасси: «...многочисленная публика собралась в театре на премьеру оперы «Мадам Баттерфляй. Тут был весь цвет Брешии, представители культуры, светского общества. Многие приехали из Милана. Все в напряженном ожидании. В девятом часу за дирижерским пультом появляется маэстро Клеофонте Кампанини. Поднимается занавес. Блестящее оформление спектакля прекрасно, и значительно лучше миланской постановки передает дух оперы. Зал воодушевляется при звуках ариозо Пинкертона, чудно пропетом тенором Дзенателло. Зрители вызывают Пуччини (...) Прекрасно звучит переработанный композитором любовный дуэт и занавес опускается под рукоплескания зала. Потом его снова поднимают, чтобы повторить на бис финал дуэта. Публика вновь требует автора, Кампанини, Саломею Крушельницкую, которая бесподобно вела свою партию, Дзенателло...»

Далее автор воспоминаний подробно рассказывает об этом незабываемом вечере. Публика заставляет Саломею Крушельницкую повторить на бис знаменитую арию «В ясный день желанный», бисируется также дуэт Сузуки и Чио-Чио-сан, интермеццо перед 3-м актом.

После спектакля, растроганный и признательный, Пуччини прислал Крушельницкой свой портрет с надписью: «Самой прекрасной и очаровательной Баттерфляй».

 

ВЗЛЕТ КАРЬЕРЫ

Дальнейшая карьера Крушельницкой стремительна. В 1906 году ее приглашают в «Ла Скала». Именно в этом театре Крушельницкая во всем блеске проявила себя в итальянских и мировых премьерах.

Особо следует описать триумф Крушельницкой в опере «Саломе» Рихарда Штрауса. Это произведение имело тогда почти скандальную репутацию: в его основу лег библейский сказ о том, как за виртуозный танец царь Ирод подарил падчерице Саломе голову Иоанна-Крестителя. Несколько европейских театров отказались от «Саломе». И лишь Артуро Тосканини решил поставить эту оперу. Крушельницкая заворожила не только публику, сама станцевав танец семи вуалей, который по обыкновению выполняла профессиональная балерина, но и строгих критиков.

В 1908 году артистка совершает вместе с Пуччини гастрольную поездку в Египет (Каир, Александрия), где поет в «Богеме». География ее выступлений широка: Аргентина, Чили, Испания, Португалия, Монако.

 

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Прихотливые знатоки музыки, итальянцы склонялись перед ее талантом и называли – «сальоностра» – «наша Саломея». Да и журналисты Италии ее любили – пресса называла Крушельницкую «незабываемой Аидой», «наипрекраснейшей Чио-Чио-Сан», «идеальной Брунгильдой», «чарующей Саломеей», «поражающей Валькиреей»...

Получить благосклонность Крушельницкой стремились аристократы и буржуа, известные адвокаты и писатели. Но Саломея твердо отвечала отказом. Сдержанная и умеренная, она развеивала обычные представления о личной жизни оперных примадонн. Говорили, что она – чуть ли не первая певица в тогдашнем театральном мире, которая не искала покровителей и в карьере полагалась только на собственные силы.

Наверное, самым загадочным почитателем Саломеи был состоятельный аптекарь, Иван Билинский. Родившись на Тернопольщине, он попал в Египет в юном возрасте. Учился у каирского аптекаря, а со временем стал во главе его дела и был избран из числа многих придворным фармацевтом египетского короля. Билинский жил в Каире, но жениться хотел на украинке. Друзья рассказали ему, что в Триесте как раз находятся сестры Крушельницкие, и посоветовали посвататься к старшей – Елене.

А у Саломеи был друг еще со времен обучения в Милане, Михаил Павлик – галицийский писатель и общественный деятель. Он активно заботился о политическом образовании Крушельницкой. По его совету, она читала Чернышевского, Достоевского и Толстого. Павлик пылко убеждал Саломею, что она предназначенная служить искусству и народу и предостерегал от бракосочетания.

Колеблясь, как и любая женщина, достигшая высот в карьере, между служением своему делу целиком и полностью и личным, семейным счастьем, она писала М.Павлику: «... без работы жить не могу, но и жить мне хочется, то есть познать все в этом мире... как согласовать эти две крайности...». На что Павлик ответит: «... Вы должны пронести славу нашей песни... К рождению детей способны миллионы женщин, а великая певица Саломея Крушельницкая – одна».

Но все же она нашла свою любовь и обрела семейное счастье… В 1910 году 38-летняя Саломея пошла под венец с известным итальянским адвокатом, мэром Виареджо Чезаре Риччони, который был тонким знатоком музыки и эрудированным аристократом. Они сочетались браком в одном из храмов Буэнос-Айреса.

Супруги поселились в очаровательном курортном городке Виареджо на берегу Лигурийского моря невдалеке от Ливорно. Шикарную виллу назвали «Саломе». Много позже, когда после гастролей 1939 года певица вынуждена была остаться в советском Львове из-за начала Второй мировой войны, эта вилла стараниями советских властей уйдет с молотка, владелице же отдадут копейки...  

Екатерина ЖУКОВА

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS