Марочная морока

Статистика

  • Записей (415)
  • Комментариев (56)
16.09.2010

21 февраля 1913 года в Белокаменной и во всех уголках не­объятной России торжественно отмечалось 300-летие царствования дома Романовых. Организаторы юбилейных торжеств к этому случаю выпустили большую серию почтовых марок с портретами государей и видами дворцов.

 

На вкус и цвет

Подготовка к выпуску юбилейных марок началась задолго до праздника. Проект серии состоял из двух частей. В первую входили марки небольшого формата с царственными портретами Петра I, Александра II, Александра III, Петра III, Павла I, Николая II, Екатерины II, Николая I, Алексея Михайловича, Александра I, Михаила Федоровича и Елизаветы Петровны. Все они были достоинством от 1 до 70 копеек, за исключением марки в 5 рублей с портретом Николая II. Вторая часть состояла из марок достоинством в 1, 2 и 3 рубля, на которых изображались Кремль, Зимний дворец и дом Романовых в Москве.

При выпуске марок копеечного достоинства возникли трудности с подбором цветов и цветовых оттенков. Из-за малых размеров почтовые миниатюры было трудно отличить друг от друга. Усложняли это и требования к цветам международных стандартов.

В феврале 1912 года Экспедиция заготовления государственных бумаг представила на утверждение Главному управлению почт и телеграфов проект цвета марок с портретами. Изображения были согласованы чуть раньше. При рассмотрении проекта обнаружилось, что марка в 7 копеек коричневого цвета не отвечает международным обязательствам России. Как член Всемирного союза для простых внутренних писем она должна была выпускать синие марки. В связи с этим экспедиции пришлось переделать миниатюры, однако при повторной экспертизе выяснилось, что теперь она схожа с синей маркой в 10 копеек для простых международных писем. Это было недопустимо, так как затруднялся процесс сортировки корреспонденции.

Оставив для международных писем синий цвет, вернулись к ранее отвергнутому коричневому варианту. Но небольшой тираж семикопеечных марок светло-синего цвета все-таки увидел свет. Такая «необыкновенная» распорядительность российских чиновников позволила филателистам приобрести редчайшие юбилейные марки.

Негоже лик царский марать

В январе 1912 года появилось официальное сообщение об изготовлении марок «300 лет дома Романовых». А в конце того же года газеты объявили, что они вводятся в обращение с 1 января 1913 года и заменяют все ранее существовавшие почтовые миниатюры.

Не успели новые знаки войти в оборот, как в «Петербургском листке» от 7 февраля 1913 года появилась публикация следующего содержания: марки с портретами царствующих особ полагается изъять из продажи «ввиду некоторых неудобств штемпелевания». Действительно, марать печатью лица государей России казалось делом не совсем пристойным. Вместе с тем невольно возникает вопрос: разве раньше неизвестно было государственным деятелям, что при пересылке корреспонденции все миниатюры должны штемпелеваться?

Эта ситуация предопределила все последующие «марочные» недоразумения вплоть до 1918 года. После сенсационной публикации Главный почтамт и его отделения прекратили продажу юбилейных знаков. Тут же, подпольно, они стали продаваться по спекулятивным ценам. Но уже через 5 дней дело приняло совершенно новый оборот. На Главпочтамте беспрепятственно продавали марки в 35 и 50 копеек, комплекты (книжки) марок в 1, 2, 3 копейки и в 2 рубля. Однако большинство миниатюр копеечного достоинства по-прежнему не пускали в оборот. Не было и самого высокого – пятирублевого – номинала с портретом царствующего Николая II, хотя желающих купить его оказалась масса – не только коллекционеры, но и перекупщики. Корреспондент газеты «Петербургский листок» рассказывал, что утром 11 февраля на Почтамт­ской улице на глазах у толпы зевак некий господин продал 8 марок пятирублевого достоинства по 25 рублей за штуку, нажив в течение нескольких минут целое состояние – 160 рублей в золотом исчислении.

Кроме того, огромным спросом поль­зовались семи- и десятикопеечные марки также с портретами Николая II. Это, очевидно, связано с недоразумениями в их окраске, а также с возникшими слухами о том, что они никогда уже не поступят в продажу.

Страсть к собирательству

15 февраля Главный почтамт получил разрешение торговать всеми юбилейными марками, но только в течение десяти суток. В означенный день в 10 утра в зале почтамта собралась масса народа. Марок было продано более чем на 30 тысяч рублей. На следующий день толпа покупателей стала еще внушительней. Поползли слухи о том, что миниатюр не хватит до установленного срока, а дополнительных партий не будет. Такая неопределенность привела к ряду курьезов. Один из них прои­зошел с человеком, который приобрел по целому листу марки всех типов, то есть по 100 штук копеечных и пятидесятирублевых. С ними он отправился к служащим почтамта с просьбой поставить на каждую штемпель так, как это производится на письмах (гашеные марки у коллекционеров стоили намного дороже). В этом ему отказали. Покупатель ужасно расстроился, представив, сколько времени и денег ему потребуется для отправки самому себе писем с отштемпелеванными марками.

Полагая, что из-за ограниченности выпуска юбилейные миниатюры вскоре сильно подорожают, многие накупили их на десятки, а то и на сотни рублей. В основном это были небогатые люди – студенты, мелкие торговцы, чиновники, которые надеялись улучшить свое материальное положение и приобрели их на последние деньги. Но в конце февраля поступило новое сообщение: марки всех номиналов будут свободно продаваться. Горе-покупатели стали задаваться вопросом: что делать с ненужной теперь коллекцией? Ни Главный почтамт, ни его отделения обратно «товар» не брали. Приходилось с боем сбывать его менялам с огромной скидкой. И если знаки малых номиналов удавалось еще как-то пристроить, то дорогие, особенно рублевые, девать было некуда.

В дальнейшем положение с юбилейными марками, на которых были изображены царственные лица, не только не улучшилось, но стало еще запутаннее. Так, в течение всего 1913 года ходили самые разнообразные сплетни то о продлении сроков обращения этих марок, то об их изъятии. Более того, даже опубликованные официальные распоряжения ведомств противоречили друг другу. К примеру, в октябре 1913 года Главным управлением почт и телеграфов было объявлено, что с 1 января 1914 года марки с портретами императора Николая II и ранее царствующих государей изымают, но в том же месяце в сообщении министра внутренних дел указывалось, что они действительны и после 1 января 1914 года.

 

Финансово-экономические трудности России, связанные с началом Первой мировой войны, свели на нет проб­лему выпуска почтовых знаков. Юбилейные марки из серии «300 лет дома Романовых» продолжали находиться в обращении и были аннулированы только после октябрьских событий 1917 года.

 

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS