Ostpolitik по-новому

Статистика

  • Записей (415)
  • Комментариев (56)
08.10.2010

Они – самый странный дуэт в Европе. В то время как большинство стран вовсю старается найти стратегию сдерживания, отстранения и наказания непокорной России, Германия упорно движется вперед к заключению самого значительного после холодной войны альянса в Европе. Некогда два титанических врага, Германия и Россия, заключили ряд крупных экономических соглашений, охватывающих все – от совместного возвращения на мировой рынок атомной энергии до приобретения большой части европейской империи Дженерал Моторс. Немецкие технологии должны обновить обширную сеть российских железных дорог. И в то время, как многие в Европе ищут способ освободиться от энергетической зависимости от России, Германия вкладывает деньги в российские газовые месторождения.

Галина МАЗАНОВА,
по материалам журнала «Ньюсуик»

Поток этих соглашений отражает всю глубину того, что на глазах становится самым мощным новым европейским партнерством. Опираясь на тесные исторические связи, на десятилетия роста торговли и инвестиций, на обширный импорт российского природного газа, Германия стала не только самым важным торговым партнером России, но и ее главным адвокатом на Западе. Германия наложила вето на решения энергетического рынка Евросоюза, которые снизили бы зависимость старого света от российских поставок, и осталась равнодушной к планам ЕС размещения американских стратегических ракет на своей территории. Михаил Маргелов, председатель комиссии по иностранным делам верхней палаты российского парламента, заявил, что Германия стала «главным помощником» России в ее усилиях заблокировать экспансию НАТО на восток.
Их дружба пережила войны и кризисы. Она затруднила канцлеру Ангеле Меркель возвращение к более прохладным отношениям после русофилии ее предшественника Герхардта Шредера, который продвигал проект трубопровода российского газа, увеличивавшего зависимость Германии от концерна «Газпром».

Меркель, которая говорит по-русски и чье восточно-германское прошлое делает ее более скептически настроенной по отношению к России, чем ее предшественник, встретилась с русскими диссидентами и постаралась установить более тесные связи с соседями Германии – государствами Восточной Европы. Шредер этим долго пренебрегал. Она исключила из внешнеполитического лексикона формулу «ось Париж-Берлин-Москва», выдвинутую Шредером. Но поскольку отношения России с остальной Европой испорчены после украинских газовых войн и грузинского конфликта, Германия оказалась теперь невольно ближе остального континента к России, чем это было при Шредере. Меркель сбавила тон и накал содержания своих заявлений – и теперь остается одним из самых пророссийских европейских лидеров.
Для Германии длительность отношений означает больше, чем просто деньги. На языке МИДа этой страны Берлинская политика «сближения путем взаимозависимости» – это попытка привязать непослушную Россию к европейскому порядку крепкой сетью экономических, политических и общественных связей.

Этот взгляд на историческую миссию Германии уходит значительно дальше прорусских социал-демократов вроде Шредера. «У нас, немцев, более тесные связи и симпатии к России, чем у какой-либо другой страны», – говорит Андреас Шокенхофф, руководитель фракции христианских демократов, партии Ангелы Меркель в бундестаге «Мы можем выстроить мост между Западом и Россией и покончить с российской изоляцией».
Особые отношения Германии с Россией уходят вглубь десятилетий, если не столетий. Они прослеживаются до прихода немецких поселенцев, которые колонизировали обширные пространства в долине Волги в XVII столетии. Другим шагом «ост-политики» в стремлении к более тесным отношениям с Россией было в 1970-е годы решение о финансировании и строительстве первого российско-германского газопровода, вопреки яростному сопротивлению Вашингтона.

В своей сложной, изобилующей крутыми поворотами истории Германия, как и Россия, колебалась в политике, культуре, интеллектуальной жизни между западной и восточной ориентацией. Возможно, именно это историческое сходство является причиной того распространенного и сегодня ощущения, что выражено в словах Шокенхоффа – что у немцев особое родство с русской «душой».
Если обратиться к современности, движущей силой этих отношений была торговля, объем которой вырос вчетверо за прошедшее десятилетие – с 15 миллиардов евро в 1998 году до 68 миллиардов в прошлом году (хотя в 2010-м снизился на 20 процентов из-за падения цен на энергию и отозванных заказов на немецкое оборудование).

Оборот немецкой торговли с Россией меньше, чем с Бельгией или Швейцарией, но бизнес сосредоточен на немногих стратегических направлениях, и для значительного числа компаний в этих секторах Россия представляет собой очень быстро растущий и весьма соблазнительный рынок – важнее, чем Китай, для таких как E.Оn, Сименс и Дрезднер Банк. Например, в то время как Ройял Датч Шелл и Бриттен БП были вытеснены из выгодного проекта разработки газовых месторождений в России, E.On, связанная с «Газпромом» через сеть взаимосвязанных компаний, в минувшем июне выиграла 25 процентов акций месторождения Южно-Русское – одного из самых крупных в мире.


Темпы высокопрофильных сделок в этом году были головокружительны. В марте мюнхенский технический гигант Сименс объявил, что отзывает проект совместных предприятий с французским концерном Arevan и вместо этого заключает партнерское соглашение с российским Росатомом о строительстве не менее чем пятой части всех атомных станций в мире. В мае Берлин образовал консорциум, включающий контролируемый Кремлем Сбербанк и автогигант ГАЗ, с целью вступить во владение угасающим «Опелем», немецким филиалом «Дженерал моторс», поглощающим деньги налогоплательщиков (4-5 млрд. евро).
На саммите в баварском дворце Шлейсхайм в июле Ангела Меркель и российский президент Дмитрий Медведев объявили о пакете новых соглашений, в том числе создании российско-германского энергетического агентства и фонда в 500 миллионов евро для поддержки германского экспорта на восток. Сегодня более 5000 немецких компаний открыли свои магазины в России – потребительские товары, оборудование для фабрик, строительная инфраструктура.
– Российский бизнес – это «вопрос жизни и смерти» для этих компаний, – говорит Михаэль Хармс, глава Германско-Российской торговой палаты.
Эти деловые связи имеют четко выраженные политические последствия. «Если вы проводите экспортозависимую экономическую политику, как это делает Ангела Меркель, ваша внешняя политика основывается на двух вещах: доступе к ресурсам и поиску рынка для товаров, производимых в Германии», – говорит Томас Валасек из Лондонского центра европейских реформ. Но принесет ли эта стратегия «мягкой силы» какие-то выгоды – не ясно. Меркель поддержала резолюцию, требующую от России уйти из части Грузии и придерживаться решения ЕС о прекращении огня – однако эта посредническая миссия была выполнена более определенно президентом Франции Николя Саркози, а не Берлином.

Медведев взял назад свои заявления, сделанные в ноябре прошлого года, о размещении ракет в Калининградской области, после того, как Германия высказала недовольство. Федор Лукин, издатель российской политической газеты, утверждает, что это не было реальной политической победой, но скорей эквивалентом игры под названием «прокатить» – то есть, создать проблему, а потом потребовать кредит для ее устранения. «Это никогда не было серьезным планом – разместить ракеты в Калининградской области, – говорит он. – Это была чистая риторика».
Нет также признаков того, что германская политика взаимных обязательств убедит Россию перестать бряцать оружием в сторону Грузии или воздвигать империю на обломках бывшего Советского Союза.
– Премьер-министр Владимир Путин точно знает, как с нами играть, – говорит Ян Техау из Совета внешних сношений Германии. – Он знает наше мышление и наш врожденный пацифизм.
Конечно, скорей Россия должна понимать загадочную «немецкую душу», чем наоборот.


К теме написанного

Среди стран Евросоюза Германия считается одной из стран, с которыми у России традиционно складываются наиболее дружественные и плодотворные отношения.

Как во времена Гельмута Коля, так и во времена Герхарда Шредера немецкие лидеры всегда старались установить хорошие личные отношения с президентами России. Нередко Германию называют адвокатом России в Евросоюзе, особенно на фоне его пополнения недружественно настроенными к России странами Центральной и Восточной Европы. Особое политическое сближение между обоими государствами наблюдалось в период правления Герхарда Шредера и Владимира Путина, завязавших крепкую личную дружбу.
В 2001 году Владимир Путин произнес речь в германском бундестаге на немецком языке, в которой изложил свое видение сотрудничества между Россией и Европой в будущем. В том же году был основан Петербургский диалог, российско-немецкий дискуссионный форум, проводящий ежегодные встречи представителей общественности двух стран.

В 2003 Россия, Германия и Франция были едины в несогласии с развязыванием США войны в Ираке, и некоторые обозреватели даже начали писать об «оси Париж-Берлин-Москва».
В 2005 году Путин и Шредер договорились о строительстве Североевропейского газопровода по дну Балтийского моря. Это решение вызвало бурные протесты в странах Восточной Европы и даже обвинения в новом Пакте Молотова-Риббентропа.
Пришедшая в том же году к власти Ангела Меркель относится к России более скептически. Она дала понять, что возвратит главную внешнеполитическую ориентацию Германии на Соединенные Штаты, а к России необходимо относится более прохладно, хоть и прагматично. Тем не менее, несмотря на ее желание больше принимать во внимание интересы восточноевропейских стран, она не стала денонсировать достигнутые в эпоху Шредера соглашения с Россией.


Год назад, 1 сентября 2009 года, в Польше состоялась церемония, приуроченная к 70-летию начала Второй мировой. Главы правительств всего мира согласились, по крайней мере, в одном: нельзя допустить повторения истории.
Ангела Меркель заявила, что Германия не встанет на прежний путь войны. «Сегодня мы склоняем головы перед мужеством тех, кто стал жертвой войны, мы помним тех, кто погиб в этом кошмаре. Но Европа изменилась – она превратилась из континента ужасов в континент свободы и мира».
Путин, который тоже присутствовал на церемонии, отметил, что современные российско-германские отношения – «пример послевоенного примирения народов». Российский премьер призвал «искоренить наследие «холодной войны» и снять искусственные разделительные линии, чтобы построить по-настоящему безопасный мир».

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS