НЕИЗВЕСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ ВЕЛИКОГО ТРИУМФА

Статистика

  • Записей (415)
  • Комментариев (56)
05.05.2011

Красная площадь – сердце могучей Империи, именуемой СССР, была свидетелем многих драматических и торжественных событий. К последним, естественно, относятся и Парады войск.

 

Сегодня уже практически не осталось людей, своими глазами видевших на главной площади страны довоенные марши войск и техники, на то время считавшейся передовой. Но история помнит все. Поражавшие своей грандиозностью, те парады наглядно показывали советским гражданам, что воевать они будут, но малой кровью и на чужой территории… Тем горше было великое отступление 1941-го.

Документальные кадры запечатлели и парад 7 ноября 1941 года, когда пришлось на пол дня снять маскировку с Мавзолея, а колонны с Красной площади уходили прямо на фронт. Тогда сильный снегопад, а также поднятые по тревоге войска ПВО и истребители не дали Люфтваффе возможности совершить действенные налеты.

А Гитлер во что бы то ни стало желал провести в Москве свой парад, для чего специально был построен огромный открытый бронированный «Гросс-Мерседес» с 230-сильным двигателем. Но этому автомобилю было суждено стать свидетелем несбывшихся иллюзий, а вместо того, в 1944 году по центру столицы страны Советов прошли колонны пленных фашистов… Вот такой антипарад!

 

КАПИТУЛЯЦИЯ ВРАГА

Безоговорочная капитуляция немецко-фашистских войск была подписана 8 мая 1945 года. В Москве было уже за полночь, когда поступили сведения об этом, да пока созвонились со Сталиным… Посему День Победы в нашей стране традиционно празднуется 9 мая.

Верховный Главнокомандующий знал, что отмечать это славное ратное событие будут с размахом – грандиозным парадом и приемом в Кремле.

Однако к Параду Победы (первому!) надо было подготовиться: собрать сводные колонны и научить их правильно ходить, заказать награды и пошить соответствующую парадную форму, подготовить технику и приготовить блюда для банкета. На это ушло время, и торжества провели лишь 24 июня 1945 года.

 

ПОДГОТОВКА К ГЛАВНОМУ ПАРАДУ

К началу июня Сталин, удостоенный звания Генералиссимуса, собрал в Москве будущих участников торжеств. Поначалу он думал сам принимать парад, но очень был недоволен политической обстановкой в Европе. Войска коалиции разделили европейские страны на сферы влияния, и Советский Союз не смог не только дойти до Английских берегов, но и захватить ВСЮ Германию.

Тем не менее, Иосиф Виссарионович в десятых числах мая отправился в манеж, дабы опробовать предложенного жеребца. По плану командующий парадом должен был скакать на вороном жеребце, а принимающий парад Верховный – на белом. Сталину показали белого арабского жеребца, Кумира, но норовистое животное сбросило пожилого Отца Народов – скотине ведь не объяснишь. Сталин никогда не был замечательным конником, а тут еще и старость, будь она неладна... Потому он и позвонил замечательному кавалеристу, трижды Герою Советского Союза и дважды кавалеру ордена «Победа» Георгию Константиновичу Жукову и сказал, что тому доведется принимать Парад от имени Верховного. Жуков, постоянно терпевший взлеты и падения из-за своего дара полководца и привычки воевать числом солдатских жизней и авторитарностью, согласился блеснуть выправкой.

Когда он приехал в манеж, то встретил там сына Сталина, Василия. Разное поговаривали о взбалмошном принце крови, на тот момент носившем погоны полковника авиации, но он предупредил Георгия Константиновича, что у Кумира скверный характер, и справиться с ним будет непросто. Жуков поблагодарил и взялся за выездку.

Все столичные ателье были заняты пошивом парадной формы для участников будущих торжеств, а ОРУД ГАИ – регистрацией трофейных автомобилей. На Ходынском поле сводные полки учились маршировать – за годы тяжелейшей войны многие разучились ходить в парадных «коробочках», а летчики не умели этого толком никогда. Трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб признавался, что сменил бы месяц строевой подготовки на год войны, ему легче было сбивать стервятников Геринга.

Механики всех участвовавших в Параде Победы соединений готовили боевую технику, подкрашивали ее, смотрели моторы. Авиация тоже должна была принимать участие в действе, а закончиться все должно было грандиозной демонстрацией трудящихся.

Командовал парадом другой знаменитый конник – маршал, Герой Советского Союза, кавалер ордена «Победа» Константин Константинович Рокоссовский. Он скакал на вороном Полюсе.

Небезынтересным будет в этом случае рассказ об автомобилях двух знаменитых полководцев. В годы войны, и в результате трофейного раздела, им довелось пользоваться многими серьезными машинами, но по Москве они ездили на лимузинах из кремлевского Гаража Особого Назначения (ГОНа).

Еще в 1940-м Сталин обласкал генерала Кулика, пожаловав ему маршальское звание, дачу в Жуковке и новейший 7-местный лимузин «Паккард-180» с 8-цилндровым мотором. С началом войны все невзгоды и потери Сталин списал на Кулика, а его дачу и машину передал Жукову. Георгий Константинович не ездил на тяжелом американском аппарате на фронт, используя для этих целей вездеходы. Черный «Паккард» стоял в ГОНе и выезжал по прибытии Жукова в Москву. Лишь однажды его вывозили на театр боевых действий – в мае 1945, дабы в Карлсхорсте принять капитуляцию у немецких войск. Уже в 1948 году этот «Паккард» был передан командующему ВВС МВО, генерал-майору Василию Сталину, о чем не сказали попавшему в опалу Жукову.

Рокоссовский не был серьезным любителем автомобилей, но ему попадались достойные образцы. В конце войны его возили на 140-сильном лимузине «Бьюик Лимитед 90». Константин Константинович так уставал, что частенько засыпал в своем лимузине во время приездов в Москву.

23 июня сессия Верховного Совета СССР постановила: с 5 июля 1945 года начать всеобщую демобилизацию. Восемь с половиной миллионов фронтовиков отправились домой!

 

СБОРЫ УЧАСТНИКОВ

С самого утра 24 июня над Москвой «зарядил» ливень. Пришлось отменить демонстрацию и пролет авиации над Красной площадью. С рассвета центр утюжили «Виллисы» комендантского патруля. Потихоньку начали собираться праздничные колонны. А боевая техника застыла на Манежной и Театральной площадях еще накануне. Автомобили гостей, привозившие их, запирались и опечатывались на время Парада, их сановные пассажиры занимали свои места на трибунах. На роскошном авто «Кадиллак-75» прибыл посол США Аверел Гарриман.

Таких чудных автомобилей, как этот, с кузовом купе-де-виль в 1940-м изготовили лишь две штуки. Сам Мистер посол говаривал: «Президент Рузвельт думал, что в Кремле сидит джентльмен, но на самом деле там сидел кавказский бандит». Возле здания гостиницы «Националь» стоял маленький «Бьюик» кого-то из американской военной миссии. Эта легковушка порядочно мешала, но пришлось ее обходить, поскольку она принадлежала друзьям по коалиции.

Личный водитель Жукова, Александр Бучин, утром заехал на «Паккарде» за Георгием Константиновичем домой, на улицу Грановского, и отвез «своего» маршала в Кремль. Запарковался на Ивановской площади, как и остальные машины участвовавших в Параде Победы полководцев. По случаю ненастья, многие из них набрасывали поверх мундиров шинели, дабы не испортить раньше времени парадное сукно. Сталин решил не приезжать в Кремль с дачи в Волынском на бронированном 12-цилиндровом «Паккарде», он не терпел пробиваться в автомобиле сквозь густую толпу. Вождь просто спустился в подвал Ближней дачи, где сел в вагончик подземной железной дороги. Начальник личной охраны, генерал Власик, всегда следовал за хозяином. Кремлевское метро за 12 минут доставило Иосифа Виссарионовича в здание Сената, где находился его кабинет. Эта ветка специального назначения и сегодня «в рабочем состоянии» и, хоть необходимости нет, продолжает оставаться секретной.

Все Политбюро прошло от бывшего здания Сената, а тогда Верховного Совета, через секретную калитку в Тайнинской башне к мавзолею, и поднялось на его трибуну. За спиной охрана уже подготовила электрические чайники для приготовления чая, кофе и… армянский коньяк. На широкой трибуне этих приготовлений даже не было видно. Все замерли в ожидании.

 

НЕИЗВЕСТНЫЕ ДЕТАЛИ

9.57 утра. Верхом на укрощенном Кумире маршал Жуков гарцует под Спасской башней. Он не мог знать, что до 1918 года на этой башне висела икона Спаса Нерукотворного, и даже царь был обязан входить в главные ворота Кремля пешком, обнажив голову. Этот обычай лишь в 1995 году возродил Борис Ельцин.

Куранты бьют 10 часов, Жуков выезжает на площадь, где напротив мавзолея Ленина принимает рапорт командующего Парадом Победы, Рокоссовского. Оба всадника направляются вдоль трибун, приветствуя собравшиеся на площади войска.

Надо сказать, что сводных полков разных фронтов собрали столько, что они заполонили не только Красную, но и Манежную площадь. Кинохроника вела цветную съемку этого события. Пленку «Кодак» купили в США.

Колонны приветствовали великих полководцев троекратным «Ура!». Произведя смотр войскам, Жуков вернулся к мавзолею. Он поднимается на трибуну, становится рядом с самим Сталиным. Сводный оркестр из 400 музыкантов под управлением генерал-майора Чернецкого исполнил «Славься» Глинки, а часы показали 10.15. Жуков стал произносить торжественную, поздравительную речь. Это был его «Звездный час». Георгий Константинович выполнял торжественные обязанности Верховного, а тот лишь усмехался в седые прокуренные усы. Переиграть Сталина могла только смерть.

Жуков заканчивает речь здравицей в честь народа-победителя в Великой Отечественной войне. Тут же под звуки Гимна СССР раздался артиллерийский салют из 50 залпов. Пушки, расположенные в Тайницком саду Кремля, сотрясают весь Боровицкий холм, и кажется, что это древняя крепость салютует победителям.

 

МАРШИ ФРОНТОВ

В 10.25, вслед за верховым Рокоссовским и сводным полком юных барабанщиков из Суворовских училищ страны, на площадь вступают лучшие представители фронтов. Первыми идут воины Карельского фронта, ведомые Героем Советского Союза маршалом Мерецковым. Этот полководец начал борьбу с фашизмом еще в Испании, а всю Отечественную провел на сложных северных участках.

Следом идут колонны Ленинградского фронта под командованием маршала Говорова. Именно этот участник Гражданской войны руководил операцией по окончательному прорыву Ленинградской блокады. За ними на площадь вступают сводные колонны 1-го Прибалтийского фронта, ведомые легендарным Героем Советского Союза генералом армии Баграмяном. Слаженно проходят войска. Солдаты, как положено настоящим фронтовикам, одеты в стальные каски, а новенькая парадная форма безнадежно мокнет под проливным дождем.

На марш каждого фронта выделялось ровно 5 минут, и вот перед мавзолеем уже колонны 3-го Белорусского фронта. Их ведет Герой Советского Союза маршал Василевский. Александр Михайлович всю войну находился на посту Начальника Генерального штаба, но и военным советником фронтов этот гениальный полководец успел побывать.

Воинов 2-го Белорусского фронта вел генерал-полковник Батов. Он был лишь заместителем Рокоссовского, но поскольку Константин Константинович командовал всем Парадом, то сводный полк фронта вел его заместитель. Колонны 1-го Белорусского фронта мимо Мавзолея провел тоже заместитель – В.Д. Соколовский. Поскольку миссия Жукова была важна и почетна, войска вел его заместитель еще с 1932 года; с карьерным ростом Жукова, рос и он. Великую Отечественную Василий Данилович закончил дважды Героем Союза и генералом армии. Ему предстоял еще один взлет, когда Жукова перевели из Германии в Москву – Соколовский стал маршалом и Главноначальствующим Советских войск в Германии. Это случилось после того, как он подарил лимузин Геббельса, «Хорьх-951», полковнику Сталину.

Дальше шла сводная колонна Войска Польского под командованием начальника Генерального штаба Корчица. Это были верные Сталину иностранные войска (многих «неблагонадежных» он уничтожил в лесу под Катынью, а «спасшиеся» ушли на Запад с генералом Андерсом).

В 11.00 под перезвон Курантов на Красную площадь вступают колонны 1-го Украинского фронта под командованием легендарного маршала Конева. Ивана Степановича называли солдатским маршалом, поскольку он, в отличие от Жукова, больше заботился о простом солдате, чем об отчете Генштабу (правда, с последним у него тоже больших проблем не существовало).

Во главе колонны 4-го Украинского фронта – Герой Советского Союза генерал армии Еременко. Никто не знал, что идущий в этой колонне политрук, генерал-майор Брежнев станет властителем огромной страны.

Войска 2-го Украинского фронта ведет другой участник боев в Испании, маршал Малиновский. Этот талантливый полководец еще будет Министром Обороны СССР.

3-й Украинский вел маршал Толбухин. Эти боевые порядки завершили проход фронтов.

В 11.30 на Красную площадь вступает сводный полк Военно-Морского Флота под командованием вице-адмирала Фадеева.

Под резкую барабанную дробь на Священную брусчатку входит специальная рота знаменосцев из 200 бойцов. Каждый несет знамя поверженного фашистского боевого соединения, низко склонив его к земле. Среди этих тщательно отобранных флагов был даже личный штандарт Адольфа Гитлера. Сам Вождь распорядился не бросать «фашистсткие штандарты» на святые камни Красной площади, для этой цели сколотили помосты из неструганных досок. Под зубодробительную дробь знамена поверженной Германии были брошены к подножию Мавзолея, на котором стоял Главный Победитель – Сталин. Нужно признаться, отличный пропагандистский ход!

Парадное шествие замыкал сводный полк Наркомата обороны СССР, который вел Командующий Московского военного округа генерал-полковник Артемьев. В этих колоннах были собраны войска Московского гарнизона и курсанты военных училищ столицы.

 

КАВАЛЕРИЯ И ТЕХНИКА

Площадь замирает в ожидании прохождения боевой техники. Из-за Исторического музея слышится нарастающий шум мощных моторов, но оркестр грянул «Полюшко поле» и на брусчатку вынеслась кавалерия. Сталин еще с Гражданской войны ценил и уважал конницу, а Жуков всегда находил время для верховых занятий. Марш кавалерии был не только данью истории, но и благодарностью за глубокие разведывательно-диверсионные рейды по фашистским тылам в начале войны. Во главе кавалеристов – генерал-лейтенант Кириченко, удостоенный 14-ти боевых наград. За конницей промчались тачанки.

На площадь выезжают боевые порядки военной техники. Любопытно, что единственный раз в истории СССР командирскими машинами, ведущими расчеты, были американские вездеходы «Виллис», поставляемые Соединенными Штатами по ленд-лизу, – чрезвычайно популярные в нашей армии.

 

БОГ ВОЙНЫ

Вот зрители приветствуют «бога войны» – артиллерию. Первыми в ее рядах едут зенитчики; на новеньких выносливых и простых грузовиках «ЗиС-5» везут зенитные пулеметы, а вот показались и трехосные «ЗиС-6» с шумоулавливающими установками оповещения. Порядки войск ПВО завершают удлиненные платформы «ЗиС-11» с мощными прожекторами. Эти прожектора защищали наше небо, а в недавней операции под Берлином ослепили противника, не дав ему провести грамотную оборону.

За ними на площадь выезжают, по 12 в ряд, легкие противотанковые орудия, прицепленные к лучшим грузовикам Великой Отечественной войны – американским «Студебеккер-ЮС6».

Калибр орудий все возрастает… На площади появляются орудия основного калибра, влекомые гусеничными тягачами «Я-12» с мощным Ярославским дизелем и кузовом, вмещающим расчет и боеприпасы. За ними на марше гвардейские минометы «Катюша», наводящие ужас на врага. Поначалу их монтировали на шасси «ЗиС-6». Практика показала, что эта основа не может долго выдерживать такую нагрузку, и «Катюши» стали ставить на американские «студера». Именно так они и шли по Красной площади.

Появляются механизированные части Московского гарнизона. Впереди следуют разведчики на мотоциклах с пулеметом на коляске. Это тяжелый, 2-цилиндровый мотоцикл М-72, предназначенный для «кинжальных ударов» малых групп или разведки боем. Создание этой машины обязано действиям нашей разведки. Еще до Великой Отечественной, через подставную фирму в Германии, удалось купить отличный 2-цилиндровый мотоцикл «БМВ-р71», в Москве его приспособили под наше топливо и условия бездорожья.

Следом за мотоциклистами древнюю брусчатку заполнили броневики «БА-64». Эти машины были созданы в начале войны на Горьковском Автозаводе на основе командирского вездехода. Впервые в истории СССР листовую броню разместили под наклоном, что увеличивало прочность всей конструкции. В феврале 1942 года конструкторы машины демонстрировали броневик Сталину. Автомобиль оказался настолько хорош, что не просто преодолевал кремлевские сугробы, но и мог подниматься по лестнице на крыльцо Большого Кремлевского Дворца.

На грузовиках «ЗиС» на площадь въезжают воины-десантники. Непогода помешала осуществить им показательные прыжки, но проехать в кузове перед Верховным им ничто не может помешать.

 

ЛЕГЕНДАРНЫЕ ТАНКИ

Под грозный лязг гусениц перед Мавзолеем появляются танки. Впереди идут лучшие машины Великой Отечественной войны – легендарные Т-34. Следом ползут тяжелые артиллерийские системы СУ-150. Прохождение замыкают машины, еще долго остававшиеся лучшим танком мира, ИС-2.

Куранты бьют полдень. Парад Победы, продолжавшийся 2 часа, завершают 400 музыкантов военного оркестра, все время, под проливным дождем, задававшие тон этому Священному празднику советского народа.

Разъезжаются участники парада. Некоторые садятся в личные автомобили – захваченные у немцев или американские, некоторые в лимузины Завода имени Сталина, кто-то садится в метрополитен имени Кагановича, а иностранных гостей развозят на 20-ти одинаковых американских седанах. Данные «Шевроле Мастер-Де-Люкс» 1942 года с 6-цилиндровым мотором был подарены СССР во время Ялтинской конференции друзьями из окружения президента Рузвельта, службу свою эти автомобили несли в Наркоматах Госбезопасности и обороны. Водителями «курьерских машин», естественно, были чекисты, для которых общие правила движения были не писаны.

Всех участников и зрителей этого действа объединяло одно – они никогда не забудут ПАРАДА ПОБЕДЫ.

 

ВЛАДИМИР ВИННИК

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS