ПОЛКОВОДЕЦ ПОБЕДЫ

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
11.04.2011

В ознаменование побед советских войск под командованием молодого и талантливого украинца, дважды Героя Советского Союза, генерала Ивана Даниловича Черняховского прозвучало 32 праздничных салюта. Тридцать третий салют, громыхнувший в небе Москвы, никого не радовал – страна отдала дань уважения своему выдающемуся полководцу, не дожившему до Великой Победы всего 80 дней…

Миролюбивая украинская нация явила миру целую плеяду ярких военачальников. В их числе Святослав, Данило Галицкий, Петр Сагайдачный, Богдан Хмельницкий, Максим Кривонос, Нестор Махно, Родион Малиновский и многие другие.

Уроженец Черкасщины Иван Данилович Черняховский за 37 лет, «отпущенные ему Судьбой», успел оставить яркий след в мировом полководческом искусстве.

 

ЮНОСТЬ

Мальчика, родившегося 29 июня 1906 года в семье конюха – у Данилы Николаевича и Марии Людвиговны, нарекли Иваном.

В селе Вербова, где 11-летний Ясик (так прозвали Ваню односельчане) пас хозяйский скот, никому бы не пришло в голову, что он может стать всемирно известным полководцем. Хотя уже тогда этот паренек обладал пытливым умом и прирожденными организаторскими способностями – с его мнением считались как одногодки, так и старшие ребята. Тянувшийся к знаниям юный Черняховский, к сожалению, вынужден был оставить учебу в железнодорожной школе города Умани – жизнь родителей унесла свирепствовавшая в то время эпидемия тифа. Осиротевший в одночасье Ваня пошел добывать себе кусок хлеба самостоятельно – был принят рабочим на железнодорожную станцию Вапнярка. А уже через год (ему только-только исполнилось пятнадцать лет) занял довольно ответственную должность проводника грузов на участке железной дороги Вапнярка–Одесса.

В 1921-м, спасаясь от голода, он перебрался в Новороссийск, где устроился рабочим на 1-й государственный цементный завод «Пролетарий». Сначала освоил специальность станкового бондаря, а затем шофера.

 

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ

Сегодня невозможно установить, каким образом Иван Черняховский принял решение посвятить себя армейской службе. Но факт остается фактом – в августе 1924 года, предварительно прибавив себе год, Иван по комсомольской путевке отправился на учебу в Одесскую пехотную школу. Дальнейшие военные университеты он проходил в Киевской артиллерийской школе.

Уже оканчивая ее, он познакомился со своей будущей женой Анастасией Григорьевной. Вот как рассказывал о первой встрече своих родителей Олег Черняховский: «Мама родилась под Киевом. Выучилась на бухгалтера, работала. Друзья привели отца на какой-то вечер, где была мама. В 1928 году они поженились, а спустя год родилась Неонила. В Киеве родился и я, но только в 37-м году. Бабушка поначалу была недовольна маминым выбором – военный, да еще и не офицер».

Офицером Черняховский вскоре стал и был направлен для дальнейшего прохождения службы в артиллерийский полк на должности командира взвода. Затем ему доверили командование батареей. Год был слушателем Ленинградской военно-технической академии, позже окончил с дипломом первой степени Военную академию механизации и моторизации РККА имени товарища Сталина.

Великую Отечественную войну он встретил командиром 28-й танковой дивизии, которая в декабре 1941 года была переформирована в 241-ю стрелковую.

Конечно, «война – не мать родна», но в ее масштабных битвах сполна проявился полководческий талант Ивана Черняховского, и всего за пять лет он прошел путь от старшего лейтенанта до генерала!

 

ВАТУТИН

Да, был у Ивана Даниловича, если можно так назвать, покровитель. Генерал Николай Федорович Ватутин еще в начале Великой Отечественной войны, будучи начальником штаба Северо-Западного фронта, приметил инициативного и толкового командира стрелковой дивизии полковника Черняховского. Командовал Иван Данилович головой, а не матом и зуботычинами, как зачастую случалось в Красной армии. И хотя уже в июне 1941-го Черняховский потерял все танки в приграничных сражениях, он показал себя достойным офицером. Не странно ли? Потерять всю материальную часть и не пойти под трибунал?

В архиве Генерального штаба Российской Федерации боевую характеристику полковника И.Черняховского, относящуюся к начальному периоду войны. «Полковник тов. Черняховский твердостью характера и силой воли в боевой обстановке обладает в полной мере. При проведении в жизнь принятого решения настойчив и тверд. Оперативный кругозор по должности командира дивизии удовлетворительный… Делу партии ЛЕНИНА–СТАЛИНА и Социалистической Родине предан…»

Иные военачальники были захвачены врагом в плен, иным в застенках НКВД инкриминировали трусость и безволие, а полковник Черняховский за личное мужество и умелое руководство боевыми операциями менее чем за год ожесточенных сражений был удостоен двух орденов Боевого Красного Знамени…

Генерал-майор Олег Черняховский, сын легендарного полководца, просто ошеломил сенсационным заявлением. По его словам, после вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз отец вместе со своей 28-й танковой дивизией перешел границу Восточной Пруссии и успел прилично потрепать там немцев. Эта невероятная версия встречается и в комментариях к мемуарам известного немецкого полководца фельдмаршала фон Манштейна.

Черняховскому посчастливилось не сгинуть в многочисленных «котлах». К счастью, он не повторил трагическую судьбу своего начальника – комкора генерала Шестопалова, который вместе со всем штабом попал в окружение, а затем и в плен.

Судьба берегла Ивана Даниловича для больших сражений. Не сомневался в этом и молодой полковник-танкист, которому пришлось «спешиться» и лично водить в атаку своих бойцов. Оставшись «безлошадным», Черняховский надеялся, что его просьба о возвращении в танковое соединение будет услышана.

Катастрофическая потеря танкового парка – ведь только в 1941-м РККА потеряла 20500 единиц – поставила Советский Союз на край пропасти. Дело дошло до того, что зимой 1941/1942 года танки лично Сталиным распределялись между фронтами чуть ли не поштучно. Учитывая тот факт, что еще пару месяцев кровопролитной войны – и он вообще останется без квалифицированных танкистов, «вождь народов» в декабре 1941-го отдает приказ о направлении всех танкистов в распоряжение автобронетанкового управления РККА. Таким образом, Черняховский получил надежду возвратиться в танковые войска. Но это было позже.

В августе страшного 1941-го у стен Новгорода судьба свела Черняховского с Ватутиным. Начальник штаба Северо-Западного фронта по достоинству оценил действия рассудительного полковника. Спустя год они встретятся: Николай Федорович в качестве командующего Воронежским фронтом, Иван Данилович – командира 18-го танкового корпуса.

Комкором Черняховский пробыл меньше месяца. Обстановка требовала толковых командных кадров, поэтому Ватутин ходатайствовал перед Сталиным о назначении Ивана Даниловича командармом. Ходатайство поддержал и начальник Генштаба генерал Александр Михайлович Василевский. Вождь согласился со своими военачальниками, и вскоре молодой генерал возглавил 60-ю армию.

 

НА ПЕРЕПРАВЕ КОНЕЙ НЕ МЕНЯЮТ, А ВОТ ПОЛКОВОДЦЕВ, СЛУЧАЕТСЯ…

Сталин готовился к войне, и отнюдь не оборонительной. Чтобы воплотить свои замыслы в жизнь, вождю кроме многотысячного парка танков и самолетов необходимы были умные командиры: «…нам нужен командный состав квалифицированный, культурный, образованный». «Кадры решают все» – сказал Сталин и стал воплощать собственную аксиому в жизнь – подбирать людей на должность до тех пор, пока претендент и та самая должность не станут одним целым. Модель Иосифа Виссарионовича действовала безотказно. Можно сказать, ему везло на таких командиров как Черняховский.

В июле 1942-го Верховный Главнокомандующий прямо во время совещания 60-й армии в телефонном режиме снял с должности действующего командарма генерала Антонюка, не сумевшего выбить противника из Воронежа, и обязал исполнять обязанности командующего армией генерал-майора Черняховского. Сталин давно уже приглядывался к молодому талантливому командарму – герою Днепра, неудержимому, ловкому и, главное, умному. Черняховский результативно действовал во время освобождения Воронежа, Курска, Украины и заслужил похвальные оценки своих начальников. Командующий Центральным фронтом генерал армии Константин Рокоссовский собственной рукой напишет в наградном листе на Черняховского: «Лично смелый генерал, с большой инициативой».

 

ДУША-ЧЕЛОВЕК

В своем «Солдатском долге» маршал сразу двух стран (Польши и Советского Союза) К.К. Рокоcсовский вспоминает: «Знакомясь с войсками 60-й армии, переданной нам с Воронежского фронта, я внимательно приглядывался к генералу И.Д. Черняховскому. Это был замечательный командующий. Молодой, культурный, жизнерадостный. Изумительный человек! Было видно, что в армии его очень любят. Это сразу бросается в глаза. Если к командарму подходят докладывать не с дрожью в голосе, а с улыбкой, то понимаешь, что он достиг многого. Командиры всех рангов остро чувствуют отношение старшего начальника, и, наверное, мечта каждого из нас – поставить себя так, чтобы люди с радостью выполняли все твои распоряжения. Вот этого Черняховский достиг».

О своем отце вспоминает Неонила Черняховская: «Он был очень музыкальным, очень любил театр. Когда мы переезжали, с собой брали чемоданы и всегда гитару. Он играл на ней, пел. У папы был очень красивый баритон. Любил украинские песни, а для мамы у него была «Скажите девушки подружке вашей».

Шофер отца, прошедший с ним всю войну, говорил мне: «Вот, пишут о Черняховском – все о воинских талантах, а ведь, кроме всего прочего, была душа, был человек. Если бы вы слышали, как он пел с солистом Большого театра Дормидонтом Михайловым. Артисты, которых было среди нас не меньше 20 человек, превратились в гостей и слушали».

Довольно любопытные свидетельства об Иване Черняховском в своих мемуарах оставил Никита Хрущев. Осенью 1943 года во время наступления на Киев член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант Н.С. Хрущев вместе с командующим фронтом генералом армии Н.Ф. Ватутиным посетил расположение 60-й армии. «Вместе с генералом Ватутиным поехали в 60-ю армию. Мне хотелось познакомиться с ее командующим генералом Черняховским. Очень уж он привлекал к себе внимание. Слухи, до меня доходившие, свидетельствовали о том, что это очень перспективный человек и молодой еще по возрасту генерал… Он произвел на нас впечатление своим умным докладом, который сделал со знанием обстановки, расположив к себе. Наступать? Он знал, когда наступать! Приказ был спущен, и он тщательно готовился к наступлению, причем довольно категорично сказал, что время, которое ему дали для подготовки наступления, его не устраивает, надо бы еще три дня. Ватутин вскипел и стал доказывать, что приказ надо уважать и выполнять. Ну, вижу я, что он просто не слушает Черняховского, и говорю: «Николай Федорович, пусть он нам доложит, зачем ему нужно три дня?». И вижу, что у Черняховского тоже глаза уже засверкали и что он тоже может проявить свой характер. «А вот, – отвечает, – почему. У меня роты имеют такое-то количество солдат. Запасной полк находится на таком-то направлении. Сейчас он на марше, прибудет тогда-то. Пополнение я смогу дать в роты, которые будут наступать, буквально вечером накануне наступления. А утром – наступать. Командиры рот совершенно не ознакомятся с людьми, которых они получат. Не обнюхаются между собой солдаты, а командир не только не изучит новичков, но даже не познакомится с ними. Как же можно так наступать? Можно лишь людей потерять и не решить задачу. Дайте мне три дня. Придут люди. Я с ними поработаю и тогда буду уверен, что решу задачу, сломлю сопротивление противника, который стоит передо мной, разовью наступление в том направлении, которое указано в приказе». Я: «Давайте сделаем перерыв в работе, отдохнем»... Отошли с Ватутиным в сторонку. Говорю: «Николай Федорович, дадим ему эти три дня! Позвоним Сталину, я убежден, что Сталин с нами согласится»…

Но не все было идеально в отношениях генерала Черняховского с окружающими его коллегами и подчиненными. Многие просто завидовали Ивану Даниловичу, его таланту, успехам, его взлету. Довольно серьезный конфликт у Черняховского произошел с членом Военного совета армии, бывшим заместителем наркома обороны СССР генерал-лейтенантом Александром Запорожцем. Разногласия между командиром и комиссаром зашли довольно далеко. Поэтому командующему фронтом генерал-полковнику К.Рокоссовскому пришлось обращаться к самому Сталину, чтобы «развести» их. Вот как об этом пишет сам Константин Константинович: «Мне казалось, что с Черняховским каждому легко работать. Но вот член Военного совета армии А.И. Запорожец никак не мог найти с ним общий язык. Человек это был видный – старый большевик, герой гражданской войны. В свое время он хорошо воевал. Но переменились времена, армия стала другой, а товарищ жил и работал по старинке. И начались у него стычки с молодым, растущим командармом. Как мы с К.Телегиным ни старались сгладить их отношения, ничего не вышло. Было видно, что это разные люди и дружной работы не получится. Пришлось доложить Верховному Главнокомандующему. Сталин выслушал, подумал немного и согласился: «Да, их надо развести».

 

САМЫЙ МОЛОДОЙ КОМАНДУЮЩИЙ ФРОНТОМ ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ КРАСНОЙ АРМИИ

Командующим Западным (вскоре переименованным в 3-й Белорусский) фронтом Иван Данилович стал в тридцать шесть лет! «Крестными» генерала Черняховского «в этом деле» были признанные авторитеты, представители Ставки ВГК Александр Василевский и Георгий Жуков. Именно после длительных консультаций с вышеупомянутыми военачальниками ранней весной 1944 года Иосиф Сталин принял решение о данном назначении. И опять не ошибся…

Талант военного стратега Черняховского признавали даже враги. Вот что о нем позже напишет Пауль Карель, участник войны, бывший солдат Вермахта, автор нашумевшего, много раз переизданного в Европе и Америке, а в СССР запрещенного документального бестселлера «Восточный фронт»: «Генерал-полковник Иван Данилович Черняховский, командующий 3-м Белорусским фронтом, был одним из самых одаренных советских генералов. Не седовласый воин, состарившийся на службе революции, а человек нового поколения, лишь тридцати восьми лет. Смелый боевой командир, страстно интересовавшийся современным оружием и техническими достижениями. По характеру – идеальный тип для советской системы командования, основанной на сотрудничестве командующего, начальника штаба и члена Военного совета, так называемой коллективной системы».

 

ТРАГЕДИЯ НА ПЕРЕКРЕСТКЕ У МЕЛЬЗАКА

Во время Великой Отечественной войны были убиты и умерли от ран 223 советских генерала, без вести пропало 50, сдались или попали в плен 88 человек. Среди высокопоставленных генералов погибли: командующий Юго-Западным фронтом Герой Советского Союза генерал-полковник Кирпонос, командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Ватутин, а также командующий 3-м Белорусским фронтом дважды Герой Советского Союза генерал армии Черняховский.

О том, как погиб Иван Данилович, подробно рассказывает его сын, генерал-майор Олег Иванович Черняховский:

«У командующего 3-й армией генерала Горбатова не клеилось с введением в бой двух самоходно-артиллерийских полков. Отец 18 февраля 1945 года выехал на место, чтобы разобраться. Но на командном пункте командарма не оказалось, мне кажется, он просто прятался от командующего фронтом на наблюдательном пункте, чтобы не «получить на орехи». Отец все же горел желанием увидеть Горбатова и, возвращаясь по той же дороге, по которой только что проезжал, попал под внезапный артиллерийский обстрел. Огромный осколок снаряда пробил заднюю стенку «Виллиса», прошел между солдатом-охранником и адъютантом командующего подполковником Алексеем Комаровым, пронзил отца насквозь между лопаток и застрял в приборном щитке автомобиля. Больше ни один человек не пострадал. Алексей перевязал командующего, пытаясь остановить кровь, и приказал радисту сообщить в штаб, а водителю – гнать, что есть мочи, в ближайший госпиталь. По дороге отец пришел в себя, как оказалось – в последний раз, и спросил у Комарова: «Алеша, неужели это конец?» Тот ответил: «Что вы, товарищ командующий, сейчас приедем в госпиталь, все будет в порядке, вот увидите». Но до госпиталя отца не довезли. Помню, что мама, узнав о смерти отца, в одно мгновенье поседела.

Я помню, что на прощании 20 февраля 1945 года на центральной площади Вильнюса собрались чуть ли не все жители города. Солдаты в почетном карауле плакали…»

Когда воины 3-го Белорусского фронта брали Вильнюс, Черняховский приказал не использовать тяжелое вооружение, никаких авиабомб и прочего. Город был почти не разрушен – войска взяли его с минимальными потерями. Видимо, поэтому Сталин решил, что отец должен «остаться» с братским литовским народом.

Совет Народных комиссаров Союза ССР принял специальное постановление о выдаче единовременного пособия семье товарища Черняховского – его жене Анастасии Григорьевне (ей также была назначена персональная пенсия), дочери Неониле и сыну Олегу.

 

***

История не оперирует фактами, которым не дано было свершиться. Но достоверно известно, что на дважды Героя Советского Союза генерала армии И.Черняховского был готов приказ о присвоении ему звания маршала Советского Союза. Сталину оставалось лишь обмакнуть перо в чернильницу и подписать его... Олег Иванович Черняховский поведал, что его мама – Анастасия Григорьевна видела китель с маршальскими погонами, который приносили отцу на примерку. А орден Победы, который бы наверняка украсил грудь Ивана Даниловича, по словам его сына, в 1978 году достали из запасников Алмазного фонда. 20 февраля 1978 года его прикрепили на мундир Генеральному секретарю ЦК КПСС маршалу Советского Союза, тогда всего лишь дважды Герою Советского Союза Леониду Брежневу… Новая эпоха, новые нравы…

 

Когда Литва провозгласила о восстановлении своей независимости, она потребовала забрать прах Черняховского и памятник. Действительно, центр города – не самое спокойное место для вечного сна героя. Останки прославленного полководца были перевезены в Москву и преданы земле на Новодевичьем кладбище.

По-человечески это правильно, поскольку семья Ивана Даниловича проживает в столице. Но почему тогда россияне нашли возможность забрать памятник Черняховскому, который шел на слом, и поставить его в центре Воронежа? А Киев промолчал… Украина, его колыбель, не пожелала возвращения домой своего сына в бронзе. А ведь памятник Ивану Даниловичу Черняховскому должен бы стоять на крутых днепровских кручах, которые он штурмовал в далеком 1943-м и за которые вместе со своими 305 солдатами получил высокое звание Героя Советского Союза. Может, пришло время к 100-летию со дня рождения великого украинца увековечить его память в столице Украины?

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS