Русские лики Чарли Чаплина

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
05.10.2011

 

Вращение тросточкой, легкое движение бровей и усиков, вежливое приподнимание котелка и ловкий удар в зад – так рождался облик будущего чаплиновского героя, которого зрители привыкнут звать ласкательным именем Чарли (во Франции – Шарло, в Испании – Карлито, в Германии – Карлшен). Первый, черновой набросок будущего образа маленького нелепого человечка в котелке и с тросточкой появился в 1914 году в фильме «Детские автомобильные гонки». Эта маска стала настолько популярна, что подражатели Чаплина в большом количестве появились практически во всех странах мира. В их числе оказалось немало крупных актеров и актрис вроде звезды американского немого кинематографа Глории Свенсон.

 

Однажды был объявлен конкурс двойников Чарли, где сам Чаплин занял десятое место!

В 1920-е годы в Советской России тоже появились свои Чаплины. Некоторых из них мы хорошо знаем, они вошли в историю цирка. Другие нам не известны, но остались в памяти их цирковые имена и чудом сохранившиеся фотографии. Мы расскажем о некоторых из них, самых знаменитых Чаплинах Советского Союза.

 

В 1930 году юный Михаил Румянцев закончил цирковое училище, отделение клоунады. За плечами были годы тяжелого, голодного детства, породившие в нем болезненную застенчивость. А как застенчивому клоуну работать на арене цирка? Да еще при маленьком росте! Румянцев пытался перебороть этот порок гротесковой маской и первое время появлялся на публике в классическом образе Рыжего. Получалось скучно и почему-то не смешно. И тут на помощь ему пришел трогательный образ Чарли. Румянцев ухватился за него, как утопающий за соломинку. Котелок, тросточка, усики, утиный шаг – репризы были еще несовершенны. Но советская публика полюбила своего Чарли.

 

Коверный Румянцев жил этим образом четыре года. И начал тяготиться им. Надо было следовать велению времени. Однажды артист увидел альбом с репродукциями известного французского карикатуриста, который подписывался псевдонимом Каран Д’Аш. «Вот оно!» – осенило молодого клоуна. Так родился знаменитый на весь мир Карандаш.

 

Самым органичным советским Чаплиным был неподражаемый Хасан Мусин. Он тоже начинал как акробат, был воспитанником знаменитого эквилибриста Аристархова. В конце двадцатых годов он впервые увидел на экране Чарли Чаплина и буквально заболел им. Но мысль самому надеть эту маску пришла к Мусину позже, когда жизнь свела его с другим комиком-акробатом – Генри Легаловым, известным под псевдонимом Генри Лерри.

 

Генри Лерри – уникальный, мужественный артист. Его мучила старая травма – разрыв связок. Она не давала ему возможности совершать самые простые прыжки – Лерри даже не мог приподняться на носках. Артист сконструировал для себя особый протез – от пояса к ногам были протянуты закрепленные струны, которые и помогали ему совершать сложнейшие пируэты. Одним из псевдонимов Лерри был Генри Чаплин. Когда началась война, он, как многие артисты в то время, ушел на фронт и погиб.

 

Репризы Генри Лерри в образе Чаплина были настолько изящны и смешны, что Мусин понял: он тоже должен стать Чаплиным, но другим. Как это сделать, он пока не знал. Помог случай. В 1931 году Хасан Мусин работал в Алма-Атинском цирке. Однажды на представлении не появился коверный. Мусин уговорил директора цирка разрешить ему играть репризы и выступать в акробатических номерах в костюме Чарли. От безысходности ему это разрешили. Успех был ошеломляющим.

 

С тех пор Мусин и выступал в образе Чарли Чаплина. Сначала он использовал репризы Генри Лерри, но потом стал придумывать свои.

 

Клоуну у ковра отпущено всего несколько коротких минут, а иногда и считаные секунды. И за эти несколько мгновений он должен взорвать равнодушие публики, овладеть ее вниманием, заставить смеяться и плакать. Публика – она всегда капризная и разная, как очень красивая девушка. Так говорил сам Хасан Мусин. Он появлялся из-за кулис с маленькой гармошкой-концертино в руках, наигрывая лирическую мелодию. Так начинались его репризы. А потом на языке пантомимы он говорил с публикой. В итоге зал следовал за его концертино, как за дудочкой из сказки, – зал смеялся! Игра на гармонике – это был эффект неожиданности. Неудачник Чарли столь мастерски владеет инструментом! Мусин – один из родоначальников цирковой пантомимы.

 

На фотографии рядом с Хасаном Мусиным стоит известный в 1930–40-е годы цирковой режиссер Юрий Сергеевич Юрский, отец народного артиста России Сергея Юрьевича Юрского.

 

В 1934 году на экраны нашей страны вышел фильм Александрова «Цирк». Это была классическая музыкальная мелодрама с потрясающе красивой героиней Любовью Орловой и мужественным красавцем Столяровым. Были и комические герои. Среди них, весело болтавших, выделялся маленький бессловесный Чарли, трогательный грустный клоун – верная тень красавицы Мэри. В этой роли снялся глава цирковой семьи Вязовых – Анатолий Вязов. Сам Анатолий и его жена Татьяна были акробатами. Почти сразу после выхода фильма на экран Вязовы создали цирковой номер «Комический полет», пародию-парафраз. Анатолий работал в гриме Чарли Чаплина.

 

Случилось чудо – маска номера буквально приросла к гимнасту, и он начал работать коверным клоуном в этом образе. Говорят, он так походил на настоящего Чаплина, что многие зрители были уверены в подлинности персонажа.

Во время Великой Отечественной войны Анатолий Вязов много выступал с фронтовыми цирковыми бригадами. После войны он возобновил свой старый номер «Комический полет». В шестидесятые годы в этом номере уже работали его дети – дочь Виолетта и сын, тоже Анатолий.

 

В середине тридцатых накатила очередная волна борьбы с рецидивами буржуазной идеологии. Воинственные ревнители пролетарской культуры ополчились на буффонадную клоунаду и эксцентриков. Газеты и журналы запестрели заголовками: «Прочь с арены нелепо размалеванные физиономии клоунов!», «Обновленный цирк предает анафеме буржуазное наследие – гоготание и хихиканье над кретиноподобными клоунами!» «До каких пор советский зритель будет терпеть идиотские обливания клоунов водой?!»

 

Сурово расправлялись и с коверными, выступавшими в масках Гарольда Ллойда, Пата и Паташона, Чарли Чаплина. Их смех отнесли к разряду «утробного», «пустого развлекательства, далекого от запросов советского зрителя». «Эти персонажи – принадлежность капиталистического мира! Они совершенно неприемлемы для нас!»

 

Еще несколько лет – и коверные сами пришли бы к другим образам. Но им не дали. Для Мусина запрет на любимую маску был оглушительным ударом. Он долго не мог прийти в себя. Образ Чарли – его жизнь. Несколько лет, через душевую боль, искал он новый образ. И все же надо было жить и работать. Он сменил котелок на канотье, пиджак – на полосатую футболку. Но осталось что-то неуловимое в облике, тот же утиный шаг Чарли и любимая гармоника-концертино. Ему удалось перехитрить суровых цензоров.

Алексеев, вздохнув с облегчением, сменил котелок и потертый костюм Чарли на шапку – пирожок комического бухгалтера Павла Алексеевича. Он стал первым бытовым клоуном. В этой роли он был невероятно популярен! Ему больше не приходилось ломать себя, надевая каждый вечер нелюбимую маску! Но осталась тросточка, маленькая шляпа и великоватый пиджак. И неистребимые чаплинские усики. Не отпускал его Чарли. Вошел в плоть и кровь, стал частью артиста. Павел Алексеевич блестяще вел сатирические диалоги на злобу дня. Только нет-нет, да и взглянут сквозь смех на зрителей грустные чаплинские глаза.

 

Клоун Павел Алексеев был Чаплиным поневоле. История рождения его Чарли напоминает историю появления на свет мусинского Чарли. В 1932 году Алексеев с партнершей выступал в Гомельском цирке в эксцентрическом акробатическом номере «Макс и Максли». К открытию сезона должен был приехать новый коверный, который, как и многие его собратья, выступал в образе Чарли Чаплина. Весь город облепили афиши, и билеты на представление раскупались очень хорошо. В день премьеры выяснилось, что коверный по неизвестной причине так и не появился. Назревал грандиозный скандал. Тогда, чтобы спасти положение, директор цирка приказал Алексееву скомбинировать костюм Чарли и вечером выйти на арену коверным. Публика не заметила подмены, и представление прошло вполне благополучно. Это так пришлось по душе директору, что Алексеев работал Чаплиным весь сезон. На этом сходство судеб заканчивается. Потому что Алексеев был от этого образа не в восторге. Ему больше по душе были сатирические сценки с диалогами, игра с публикой. А образ Чарли исключал многословие, и Алексеев упорно искал ему замену. Теперь уже трудно сказать, сказалось ли это на его работе. Пожалуй, нет, – публику нельзя обмануть. И потому, сменив костюм Чарли на другой, Алексеев не утратил своей популярности.

 

Цирк – это вечная дорога. Клоун всегда в пути. Много ли места занимали в стареньких чемоданах котелок, пиджак, туфли? А тросточку можно взять в руку...

 

Они были такие разные. Они были так похожи. Разные судьбы, сходные судьбы. Маленькие нелепые человечки, которых вся страна звала одинаково – Чарли.

 

Архив «Секретных Материалов»

 

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS