RUSSKIJE IDUT!

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
20.06.2011

Время от времени по Германии прокатываются волны ужаса: «Угроза с Востока! Русские идут!»

Вот упрощен визовый режим с Украиной – и снова: «Тяжелейший вред республике!», «Восточный криминал!» Нелегальные рабочие устремятся в страну, секс-рабынь начнут завозить толпами... Хотя статистика преступлений показывает: процент притока нелегальной рабочей силы с Востока незначителен по сравнению с собственно немецким, а также польским и прибалтийским, которые не нуждаются в визе.

СМИ немедленно впадают в панику. И снова с газетных страниц звучит: «Восток угрожает!» Восток угрожает прорвать плотину, и людские потоки вот-вот затопят бедную Германию...

Все это старая, старая песня.

 

Галина МАЗАНОВА, по материалам журнала «Ди цайт»

 

С тех самых пор, как в Центральной и Западной Европе стало известно о существовании «московитов», как их тогда называли, о них писали и говорили всегда плохо.

Русских считали неполноценными, звероподобными существами, их образ жизни и поведение – скотскими. Их вообще отождествляли с монголами или с татарами, которые захватили этот край в XIII–XIV веках.

Монголы же, в свою очередь, считались наследниками гуннов и скифов. А уже в античности, у греков и римлян, имелись сильные сомнения насчет того, можно ли считать скифов людьми.

С течением времени этот образ врага размывался и смешивался с другими. К «монголам» и «руссам» добавились «калмыки» и «казаки». Затем – «ост-юден», восточные евреи. Что в конце концов превратилось в «славянского недочеловека» и «еврейского большевика». Концентрат всего угрожающего и враждебного в чуждых народах...

С 1732 по 1754 год в Германии издавался «Универсальный лексикон» Иоганна Генриха Цедлерса в 64 томах – самая большая энциклопедия немецкого Просвещения. В ней отразились все предрассудки просвещенной Европы.

В статье «Украина» (1746 год) читаем:

«Она населена главным образом казаками, каковое слово в славянском наречии означает то же, что разбойник.

Вначале они были земледельцами, которые из Руси и других соседних земель пришли и расселились на речных островах. Затем, однако, распространились на всю Украину и жили грабежом.

Они постоянно нападали на Татарию и Турцию, а часто доходили и до Константинополя. Одновременно занимались они морским разбоем на Черном море.

Полякам оказывали они часто хорошую службу, поскольку часто ввязывались в войну, которую те вели против турок. В 1576 году они пришли под польскую корону и образовали отличный заслон христианству против турок».

Однако вскоре они поссорились с поляками и отдались под защиту турок и московитов – за что Цедлерс именует их «неверными друзьями» и «клятвопреступными врагами».

Признавая, что жители этого края «сильны, великодушны и бесстрашны», он добавляет: «в высшей степени предаются пьянству».

Женщины их имеют возмутительный обычай самим свататься к мужчинам.

Сам Господь Бог не слишком благоволит к этим диким славянам, ибо осыпает их библейскими карами. «Земля эта настолько измучена мухами, что жители должны всеми способами с ними бороться».

Упоминается и саранча, которая в засуху, как огромная туча, летела и белым днем затмевала Солнце. Люди не могли рта раскрыть, чтобы не проглотить саранчука...

Не смахивают ли эти описания на Ветхий Завет? Куда важнее, что и сами обитатели страны отождествляются с библейской карой...

Все эти клише, от страсти к пьянству до нашествия саранчи, мы в полном объеме встречаем в прусской пропаганде времен Семилетней войны, когда русские войска впервые надолго вступили в Германию.

Теперь «русские» заняли место «турок» и полумифических «гуннов», которые в эпоху барокко и гуманизма воплощали Антихриста.

Особенно впечатляюще это демонстрирует «История Семилетней войны в Германии. 1756–1763», изданная в 1788 году гамбургским публицистом Иоганном Вильгельмом фон Архенгольцем.

В молодости Архенгольц сам был солдатом в войсках Фридриха II Прусского. Он полностью перенял все пассажи из более ранних прусских пропагандистских писаний. Эта книга имела решающее воздействие на формирование «образа Востока» среди немцев.

Так, Архенгольц повествует о «казаках», «калмыках» и «татарах», которые огнем и мечом опустошали страну – «почти таким образом, какого со времен гуннов Европа не знала. Эти нелюди убивали и увечили людей с сатанинской радостью. Людей вешали на деревьях, отрубали им носы и уши, другим отрубали ноги, вспарывали животы и вырывали сердце».

По поводу сражения при Гросс-Егерсдорфе Архенгольц замечает, что прусские войска сражались «не ради тщеславия монарха, но против варвар ских народов за свой родной очаг».

«Все поселения, через которые проходили эти адские орды, уходили в небо дымом. Дороги были покрыты трупами. Эти враги были полудикарями, более близкими к животным, чем к варварам».

А прусская пропаганда изобретала все новые и новые злодеяния русских.

Особыми зверствами отличались «казаки», возвращавшиеся домой из Берлина. «Их появление было сигналом, за которым следовало ждать грабежей, увечий, убийств, поджогов и бесчестья для женского пола».

Кажется, читаешь нацистские пропагандистские издания времен Второй мировой войны. Однако здесь всего лишь повторены штампы, известные еще из описания Лифляндской войны XVI столетия.

О битве при Цорндорфе Архенгольц пишет, что Фридрих перед началом сражения издал приказ «не щадить ни одного русского».

Подобным же образом монарх высказался и перед битвой при Кунерсдорфе. «Недостаточно победить русскую армию. Ее надо уничтожить, так как они снова вернутся, чтобы возобновить свое нашествие».

Рассказы о совершенных русскими злодеяниях убили в прусских солдатах всякое представление о человечности, так что некоторых тяжело раненных русских, лежавших беспомощными на поле брани, вместе с мертвыми бросали во рвы и живых зарывали.

«Великий король», однако, не вспоминал о милосердии: «Мы имеем дело с варварами, которые стремятся к тому, чтобы похоронить все человечество!»

Рядом, в университетском Геттингене, развивалось научное изучение России, ставившее себе целью дать реальное и объективное представление о восточном соседе. Но из-за фатального воздействия трудов Архенгольца оно не имело успеха.

Еще при жизни автора его сочинения стали в Германии самой продаваемой книгой. В XIX веке книга выходила почти ежегодно...

Были и другие источники, напоминавшие немцам о «бесчеловечных русских» и «вторжениях с Востока».

Так, в 1812 году французы вкупе с Рейнским союзом забросали Германию листовками, сеявшими страх перед «варварскими народами, готовыми наводнить Европу». Вполне можно диагностировать в этом полную картину современного расизма.

Впрочем, изображать чужаков варварами было излюбленным политическим приемом еще со времен античности. К тому же антирусскую агитацию этого времени можно рассматривать как реакцию на включение России в европейскую систему власти, чего она добивалась со времен царя Петра.

Но терминология, но выражения!

Они остались теми же и в конце XIX века с его псевдонаучными расовыми теориями.

Как только возникала потребность, стереотипы оказывались тут как тут. Они, с одной стороны, внушали тревогу, с другой – подзуживали захватнические страсти. «Варварский», «грязный» восточный сосед угрожал не только государственной целостности своих западных соседей, но также их культуре и здоровью.

Некогда широко читаемый поэт и пропагандист национальной ненависти Эрнст-Мориц Арндт предостерегал соотечественников от вторжения евреев из Польши и России, как от «нечистого потопа с Востока».

В антисемитских тирадах влиятельного берлинского историка Генриха фон Тройчке «Наши перспективы» (1879) та же мысль выражена более цивилизованно: «Через наши восточные границы год от года из неисчерпаемой колыбели Польши проникают толпы трудолюбивых молодчиков, торгующих штанами, внуки которых однажды за хватят наши биржи и газеты».

В течение всего XIX века русофобию в Германии поддерживало так называемое «Завещание Петра Великого» – документ сродни скандально известным «Протоколам сионских мудрецов».

Речь идет о фальшивке, сфабрикованной в XVIII веке польскими эмигрантами. В «Завещании» якобы содержится план достижения Россией мирового господства.

Это сочинение играло важную роль в наполеоновской пропаганде, во время Крымской войны, действовало на переломе столетий, в обеих мировых войнах и, наконец, цитировалось даже в 1979 году – после вступления советских войск в Афганистан.

Хотя все знали, что это неправда, «завещание царя» прекрасно сочеталось с образом «захватнического Востока».

«Господь великий, – говорилось в нем, – открыл мне, что народ русский призван в будущем править всей Европой. Я нашел Россию ручьем, а оставляю великим потоком. Мои же наследники сделают ее могучим морем»...

В XIX веке образ России претерпевал изменения – в зависимости от сиюминутных отношений с разделенной Польшей.

Когда отношения были хорошими, немецкая пропаганда охотно вспоминала братство по оружию в войне с Наполеоном. Возникала напряженность – и тут же оживали старые штампы.

В Германии русских называли, например, жестокими угнетателями Польши. Но когда их собственные польские провинции начинали волноваться, то помощь России принималась весьма охотно.

На самом деле Вильгельмовскую Германию пугали величие России и ее быстрый рост. При том Германия сама взяла курс на экспансию...

«Беспощадная борьба со славянством» утвердилась как догма. Во время Первой мировой войны немецкие профессора усердно трудились, чтобы убедить мир: роль защитника Европы от «нашествия варваров с Востока» предназначена именно германскому рейху.

Что во время Второй мировой войны из этого вышло и как повлияло на ведение войны вермахтом в Восточной Европе, хорошо известно.

Многие нацистские лозунги вновь ожили во времена «холодной войны» – все те же «коварные русские» и «нашествие с Востока».

Но вот уже полтора десятка лет прошло после распада Варшавского пакта. А старые поджигательские речи все тлеют. И немцы боятся «восточных преступников», «русской мафии», «украин ских рабынь-проституток» (а кто, собственно, такие их клиенты?).

В одном из номеров журнала «Штерн» мы снова видим этих же «русских варваров» – толстых, безобразных, диких, нагло захватывающих у немцев привычные дешевые турецкие курорты.

Времена меняются, но в сознании среднего немца эти русские все idut и idut...

 

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS