«ВРЕДИТЕЛЬНЫЕ» МОНЕТЫ «ГАЛАНТНОГО» ВЕКА

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
21.02.2011

Рубль 1750 года

После Медного бунта правители России долго не решались чеканить медные монеты. В Европе же медные деньги к тому времени давно прижились, и выпуск их служил дополнительным источником финансовых средств для правительств.

 

ОПАСНЫЕ МЕДЯКИ

C 1704 года в России стали выпускать медные копейки совершенно нового образца. Они были крупными монетами, весили во много раз больше крохотных медных копеечек царя Алексея Михайловича. Разница между реальной стоимостью новых копеек (по количеству заключенной в них меди) и номинальной (обозначенной на монете) не была слишком уж большой. Кроме того, ввели много других номиналов, чтобы привести монетную систему в соответствие с разнообразными потребностями экономической жизни, облегчить денежные расчеты. Чеканились медные монеты достоинством в «четверть копейки», «полкопейки», 1 и 5 копеек, серебряные монеты достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50 копеек, 1 рубль.

Денежная реформа Петра I, «славно продуманная», удалась. Но нескончаемые войны и внутренние преобразования, которые проводил царь Петр, требовали огромных расходов. Поэтому вес монет начали снижать, чтобы сэкономить дорогостоящий металл и пополнить казну. Если в 1704 году из пуда меди чеканили монет на 20 рублей, то в 1718-м – на 40 рублей. И это притом, что пуд меди стоил около 5 рублей. Возможность получения почти восьмикратной прибыли не могла не привлечь фальшивомонетчиков. И вновь, как при царе Алексее Михайловиче, страну наводнили фальшивые медяки…

Большое их количество производилось за пределами империи. Чтобы пресечь ввоз поддельной монеты, были поставлены заставы, но они не решали проблему, «понеже и кроме застав... от границ дороги есть», как выразился автор одного их тогдашних документов.

Конечно же, изготовляли подделки и внутри страны. Около 50% полушек (монета достоинством 1/4 копейки) в обращении были фальшивыми.

О необычайно широком распространении этого вида преступлений говорит тот факт, что фальшивомонетничеством увлеклись даже представительницы прекрасного пола. Комиссия о монетных делах, работавшая в 1730-1731 гг., отмечала: «В деле оных медных денег, а наипаче в полушках, воровства умножилось, что уже и женские персоны оное ремесло употребляют». Как видим, необычные умения русской женщины не исчерпывались тем, что она «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»…

Увеличился контрабандный ввоз меди из Ирана. На любой ярмарке в Поволжье можно было купить медь по 5 рублей за пуд, тогда как из пуда выделывали уже на 45 рублей медной монеты. Для борьбы с фальшивомонетничеством Сенат принял решение скупать на ярмарках эту контрабандную медь.

Не были забыты и обычные, репрессивные, средства борьбы с подделкой денег. Но, как всегда в таких ситуациях, казни помогали мало. В 1744-м А.Демидов писал Сенату, что только в 1727 году было казнено 127 фальшивомонетчиков, но поддельных денег не стало после этого меньше…

Медные деньги стали обесцениваться, возросли цены. Комиссия о монетных делах приняла решение выкупить у населения все полушки, даже фальшивые, в том случае, если они сделаны из красной меди. Между прочим, в обращении встречалось немало подделок, отчеканенных государственными штемпелями. Распознать эти подделки было крайне трудно. Отбраковывать при приеме решили только явные, грубые фальшивки, сделанные из олова, из польских солидов, из тазовой меди и т.п. По распоряжению Сената, за медные полушки полагалось платить по 20 руб. за пуд.

Установленный для обмена двухмесячный срок, хотя и продленный еще на месяц, оказался недостаточным для того, чтобы население успело обменять всю медную мелочь. За медяки, сданные после установленной даты (1 января 1731 года), платили уже всего лишь по 5 руб. 50 коп. за пуд.

Старые полушки и копейки в начале 30-х годов XVIII века перечеканивались в полноценные монеты. Из пуда меди их изготовляли теперь на 10 рублей. Была прекращена и чеканка легковесных пятаков, которые еще при Петре I начали чеканить на 40 рублей из пуда. Однако в обращении эти неполноценные пятаки выпуска 1723-1730 годов продолжали оставаться еще лет двадцать. После изъятия из обращения легких полушек и копеек пятак превратился, по словам современника, в «самую вредительную государству монету».

Медные полушки – маленькие монетки, диаметром около одного сантиметра – российские фальшивомонетчики могли изготовлять вручную, даже в самых маленьких мастерских (и хотя поддельные монетки получались весьма некачественными, их делали в огромных масштабах).

Для чеканки же пятаков требовалось сложное, громоздкое оборудование, используемое на монетных дворах. Организация подпольных монетных дворов была в Российской империи XVIII века делом неслыханным. При отсутствии крупных станков российским фальшивомонетчикам оставалось только делать литые копии. А такие подделки было довольно легко распознать.

Поэтому основная масса поддельных пятаков изготовлялась за границей. В хозяйствах многих польских и литовских магнатов, богатых панов, действовали подпольные монетные дворы, на которых чеканились подделки высокого класса. Иностранные торговцы скупали в пограничных городах Российской империи золотые и серебряные монеты за фальшивые пятаки. В результате цена дуката (самой популярной золотой монеты на украинских землях в ту эпоху) на Левобережной Украине поднялась с 2 рублей 30 копеек до 3 рублей.

Была усилена охрана западной границы Российской империи. Ввоз пятаков (и фальшивых, и настоящих) был строжайше запрещен, равно как и вывоз золота и серебра. За иностранцами и отъезжавшими за границу велось наблюдение. Доносчики могли рассчитывать на большое вознаграждение. Уличенных в нарушении запрета казнили на месте, их имущество конфисковывали. Таможенники и пограничники, допустившие нарушение запрета, – пусть даже случайно, по недосмотру, – подвергались смертной казни через повешение с конфискацией имущества. Иностранцев, скупавших золото и серебро за медные пятаки, выдворяли за пределы страны, опять-таки с конфискацией имущества в казну.

Для того чтобы уменьшить количество пятаков в денежном обращении пограничных районов, было запрещено выплачивать в данной монете жалованье военным частям, расположенных у границ.

В 1730-1752 гг. были изданы 13 сенатских указов, специально посвященных борьбе с ввозом фальшивых пятков. В указе от 25 августа 1738 года, например, описывались особые приметы подделок; отмечалось, что на подлинных монетах номинал выражен словами «пять копеек» или «пять копеяк», а «таковых пятикопеечников, на которых напечатано: пять копеик на монетном дворе никогда не явлено и с начала пятикопеечнаго передела с 1723 по 1731 год пятикопеечных чеканов с такою надписью ни кем не резаны».

Обесценение медных пятаков, рост цен, особенно на иностранные товары, падение вексельного курса угрожали состоянию финансов и торговли страны. В 1756 году легковесные пятаки были изъяты из обращения. С 1757-го начался выпуск пятаков нового образца, которые чеканились на 16 рублей из пуда. Таким образом, выгода от их фальсификации резко уменьшалась.

В целом, чеканка легковесной медной монеты помогла правительству преодолеть финансовые трудности. При этом доставила немало неприятностей населению, а многочисленным мошенникам – легкий, хотя и рискованный заработок.

Пятак 1726 года

Пятак 1727 года. Аверс

«КАК АЛЕКСАШКА МЕНШИКОВ ДЕНЬГИ ПОДДЕЛЫВАЛ»

Александр Меньшиков

Российские монеты в XVIII в. подделывали и украинские, и российские, и польские фальшивомонетчики. И «грошоробы»-одиночки, и преступные группы. Но всех превзошел герцог Ижорский, светлейший князь Римской империи и Российского государства, генералиссимус, верховный тайный действительный советник, рейхсмаршал, президент Военной коллегии, адмирал красного флага, губернатор Санкт-Петербургский, кавалер русских и иностранных орденов и проч., и проч., и проч. Александр Данилович Меншиков.

Вознесенный на вершины власти Петром I, Меншиков был, пожалуй, самым способным, энергичным, инициативным сподвижником царя. При всех достоинствах у «Алексашки» был серьезный недостаток – непомерная алчность. Постоянные злоупотребления светлейшего князя, его махинации с подрядами на поставку всяческих припасов государству, присвоение государственных денег, взяточничество все больше раздражали царя. Принимая во внимание заслуги Меньшикова и его личную преданность, Петр не расправился с ним, как сделал это со многими казнокрадами помельче. Однако аппетит своего фаворита он сдерживал.

В 1725 году Петр I умер. Императрицей стала его вдова Екатерина, которая была обязана своим положением А.Д. Меншикову. Великий казнокрад стал, фактически, правителем Российской империи. Между тем, денег в казне было негусто… Предприимчивый делец, извлекавший выгоду из всего, что попадало в поле его зрения, Александр Данилович не мог обойти вниманием государственный монетный двор.

Разменные серебряные монеты, находившиеся в обращении, имели пробу не ниже 70-й. Меншиков же начал стремительно уменьшать содержание серебра в монетах. С мая 1726 года чеканились монеты 64-й пробы, затем – 48-й. В июле того же года начался выпуск гривенников «новой инвенции» 42-й пробы.

Эта денежная авантюра стала возможной вследствие содействия верного слуги Меншикова – обер-коменданта Санкт-Петербургской крепости Фонминцына, в чьем подчинении было монетное дело; за эту, а также многие другие услуги светлейший князь сделал Фонминцына генерал-майором.

Принимая решение выпустить в обращение гривенники невиданно низкой пробы, Меншиков уповал на чудесные свойства сплава, автором которого был П.Н. Крекшин, комиссар монетной конторы в Москве. В сплав этот входил мышьяк, чтобы «довесть то низкопробное серебро до такого вида, каковые есть настоящие 70 пробы серебряные монеты».

Трюк с мышьяком давно уже был хорошо известен европейским фальшивомонетчикам. Еще в 1605-м авторы комедии «Эй, к востоку», Бен Джонсон, Джон Марстон и Джордж Чапмен, вложили в уста одного из персонажей, подмастерья Квиксильвера, подобный рецепт изготовления фальшивых денег: «Даже самый последний подмастерье знает, как это делается. Но я расскажу тебе, как ты сам можешь заставить медь побледнеть. Возьми мышьяк – это прекрасный яд. Промой его три-четыре раза, потом помести в стакан с химией, пусть он превратится в отвар. Через 24 часа он будет готов. Этим твердым порошком нужно тщательно натереть хорошенько вычищенную медь. Дело сделано».

Меньшиков планировал изготовлять из сплава Крекшина (в который, помимо мышьяка, входили сулема и селитра) серебряные монеты всех номиналов. Но надежды светлейшего не оправдались. На слитках этого сплава, стоило им пролежать несколько дней на Монетном дворе, появлялись пузыри, и, как свидетельствовал современник, «от стирания их тряпицами из под пузырей осыпался якобы песок, а иные мелкие слиточки и сами рассыпались». Монеты чернели, их отвратительное качество бросалось в глаза. Купцы наотрез отказывались принимать новые монеты в платежи наравне с монетами 70-й и 77-й проб. Успев выпустить монет 42-й пробы на несколько десятков тысяч рублей, Монетный двор прекратил их чеканку в сентябре 1727 года.

«Меншиковские гривенники» государство изъяло из обращения в течение 1728-1729 годов; причем население было так напугано указами о срочном обмене этих монет, что перестало принимать добротные гривенники Петра I. В 30-е годы XVIII в. «меншиковские гривенники» приравнивались к фальшивым и не принимались казной.

Существенной прибыли казне афера Меншикова не принесла…

 

МЕЛКИЕ ФАЛЬСИФИКАТОРЫ КРУПНЫХ МОНЕТ

Случалось, что подделывали и крупные монеты. Это было и гораздо труднее технически, и рискованнее, чем имитировать мелочь. Зато доходнее при благополучной реализации. Подделывали и талеры, и их российские аналоги – серебряные рубли. Изготовляли их из бронзы, олова, меди. А ведь талеры и рубли были крупными красивыми монетами, весом около 28 граммов.

Например, на Полтавщине в 1723 году местному жителю, продавшему волов, всучили, среди других монет, медные и оловянные «талеры».

Активно действовали фальшивомонетчики и на Правобережной Украине, входившей в состав Речи Посполитой. В 1771-м была раскрыта целая преступная сеть по выпуску и распространению фальшивых золотых монет (дукатов). Штемпели для их чеканки были изготовлены в Тетиеве, а чеканились монеты в Виннице. Изготовляли их из серебра, а сверху покрывали позолотой. «Всплыли» же фальшивые дукаты на ярмарке в Бердичеве.

На Правобережной Украине вовсю подделывали крупные серебряные монеты Российской империи: полуполтинники (25 копеек), полтинники (50 копеек), рублевики. Например, в 1771 г. в подольском местечке Тывров был разоблачен фальшивомонетчик Шмуйлович. При обыске у него нашли фальшивый рублевик, шесть фальшивых польских монет, а также заготовки для чеканки российских рублевиков и польских монет различного достоинства.

 

ГОСУДАРСТВО В РОЛИ ИМИТАТОРА ИНОСТРАННЫХ ДЕНЕГ

В XVIII веке большой популярностью в Европе и, в частности, в Российской империи пользовались голландские дукаты. К российским золотым монетам – червонцам – жители Западной и Центральной Европы относились с некоторым недоверием. Поэтому и в России начался выпуск точных копий голландских дукатов. Первое время они предназначались только для заграничных платежей. Позднее этими монетами стали выплачивать жалованье российским войскам на окраинах империи, – например, в Царстве Польском. В народе монеты этого типа имели много названий: «лобанчик», «арапчик», «пучковый». На украинских землях так называли и голландские дукаты, и их российские копии, и активно использовали в денежном обращении. Так, например, в составе клада, найденного в Хмельницкой области, было 14 подлинных дукатов Объединенных Нидерландских провинций и 76 российских подделок. Отличить российские государственные подделки от настоящих голландских дукатов было чрезвычайно трудно.

Поскольку чеканка иностранной монеты бросала тень на государство, это производство было окутано туманом таинственности. В официальных документах поддельные дукаты называли не иначе как «известная монета», а штемпели для их чеканки – «секретные штемпели». Впрочем, как это часто имело место в России, засекречивание было показным. О чеканке поддельных голландских дукатов, вероятно, знал весь Санкт-Петербург, поскольку аббат Жан Жоржель, посетивший российскую столицу в 1799-1800 гг., открыто рассказал о ней в своих «3аписках».

Поддельные голландские дукаты, отчеканенные в России XIX века, имеют даты 1600-1806 гг., 1817-1825 гг., 1827-1841 гг. и 1849 год.

В 1868 году по требованию голландского правительства их выпуск был прекращен. Большая часть ранее выпущенных дукатов была перечеканена в российскую монету в начале 1869 года.

Чеканка этих сравнительно «честных» подделок представляла собой, конечно, некорректные действия. Такие акции являются вмешательством в суверенные права других государств, порой нанося им некоторый экономический и политический ущерб. Но все же прямым фальшивомонетничеством это назвать трудно. Другое дело, когда иностранные монеты выпускаются в ухудшенном виде, когда уменьшается количество драгоценного металла в монете, а ее внешний вид копируется при этом со всей тщательностью. Любой государь волен портить монеты в своих владениях, но заниматься порчей монет соседних государств – это уже экономическая интервенция.

В XVIII в. махинациями такого рода «прославился» знаменитый прусский король-полководец Фридрих II. Когда Фридрих II вступил на престол, его огромное богатство вызывало изумление и зависть. Но все свои деньги воинственный король спустил в двух Силезских войнах (1740-1742 и 1744-1745 годы). В 1756-м началась Семилетняя война. Для нужд своей армии, вторгшейся в Саксонию, Фридрих II начал чеканить фальшивые саксонские монеты, а когда прусские войска оказались в Богемии – австрийские. Прибыль от производства фальшивых денег составила около 25 млн. талеров. Это дало ему возможность оплатить 1/6 военных расходов, которых потребовала Семилетняя война. Кроме саксонских и австрийских монет, при Фридрихе II подделывали голландские дукаты, российские рубли, польско-литовские тымфы.

Низкопробные монеты, конечно же, подрывали экономику стран, в денежное обращение которых они вводились. Но, к счастью для врагов Фридриха II, фальсификация серебряных денег могла вестись только до известных пределов, Абсолютно медную монету очень сложно выдать за серебряную. Подделки прусского короля содержали некоторое количество серебра, а значит, имели какую-то реальную стоимость.

Известно, что во второй половине XVIII века на Левобережной Украине, т.е. на части территории Российской империи, имела хождение монета, называвшаяся «брацлавец». По всей вероятности, это были фальшивые польско-литовские тымфы, которые чеканили в городе Вроцлав (в украинском и русском вариантах – Брацлав, Бреславль) при Фридрихе II. Этими монетами российские власти даже принимали подати.

 

В следующем, XIX веке в денежном обращении многих стран, наряду с серебряной и золотой монетой, в большом количестве появились ассигнации. В отличие от серебра, бумажные деньги ничего не стоили как товар; зато они имели высокую номинальную стоимость. В России выпускались ассигнации достоинством даже в 100 рублей, что равнялось более чем килограмму чистого серебра. Вот тогда-то для фальшивомонетчиков настал поистине звездный час, превзошедший даже разгул фальшивомонетничества авантюрных XVII-XVIII веков. Специалистов по обработке металлов стали теснить в деле подделки денег рисовальщики и типографы.

 

 

Илья АФАНАСЬЕВ

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS