«X-files.Секретные материалы 20 века» № 18 (296), сентябрь, 2010 г.

Статистика

  • Записей (414)
  • Комментариев (56)
09.09.2010

дата релиза: 09.09.2010

Торпедоносцы

Когда изобрели порох и стали применять его в военном деле, появилась возможность поражать неприятеля внезапным ударом по наиболее уязвимой цели, оставаясь при этом недосягаемым для ответного огня. Все оказалось очень просто: достаточно сделать, к примеру, подкоп под крепостной стеной, заложить порох и поджечь фитиль. Но это на суше, а как быть, если военные действия ведутся на воде? Во время войны с Турцией в 1769 году русские пустили вниз по Днестру плот с бочками с порохом и взорвали турецкий наплавной мост. Затем стали думать о применении мин в море. В принципе, корабль – та же крепость: вместо стен – борта, а вместо пола – днище. Вот только как устроить «подкоп»?

В 1807 году преподаватель Морского корпуса И.И. Фитцум впервые сконструировал донную мину, которая в нужное время подрывалась при помощи механического устройства со станции управления, расположенной на берегу. Пять лет спустя известный русский ученыйэлектротехник П.Л. Шиллинг, изобретатель электромагнитного телеграфа, взорвал созданные им же подводные мины. Тоже с берега, но уже с помощью электрического тока. А как взорвать мину непосредственно под днищем корабля? Эту задачу решил в 1840 году академик Российской академии наук Б.С. Якоби. Он испытал мину, которая «дежурила» на якоре в нескольких метрах от поверхности моря и взрывалась, если проплывающий мимо корабль задевал один из двух торчащих в разные стороны «усов». Во время Крымской войны (1853–1856) «адские машины русских», как называли изобретение Якоби английские, французские и турецкие моряки, защищали подходы к Кронштадту, Ревелю, Свеаборгу, Керчи, устью Дуная, Днестровскому и Бугскому лиманам. 8 июня 1855 года несколько кораблей англофранцузской эскадры направились обстреливать Кронштадт и подорвались на русских минах.

Заряд «адских машин» был слабоват, и повреждения удалось устранить, однако неприятель решил не рисковать, и корабли повернул назад. Такие «рогатые ловушки» были хороши, но они имели один существенный недостаток: успех был делом случая, и оставалось только гадать, наткнется корабль на мину или нет. Поэтому в 1862 году на вооружение русского флота были приняты шестовые мины. Это «устройство» представляло собой собой бочонок с порохом, прикрепленный к семиметровому шесту, который помещался на носу маленького катера водоизмещением 1520 тонн. Катерок нужно было подвести к кораблю под ураганным огнем многопушечной бортовой артиллерии и ударить бочонком в борт ниже уровня воды, чтобы сработал механический взрыватель. Риск невероятный, а потому можно смело утверждать, что камикадзе были не только в Японии, но и в России. И действительно, только сумасшедшей отвагой и везением можно объяснить тот факт, что 25 мая 1877 года в устье Дуная четырем русским катерам, вооруженным шестовыми минами, удалось утопить турецкий броненосец. Командовал катерами будущий знаменитый адмирал, а тогда капитанлейтенант С.О. Макаров. Под его же руководством в январе 1878 года недалеко от Батуми две миноноски «Синоп» и «Чесма», спущенные с парохода «Великий князь Константин», потопили еще один турецкий корабль – правда, уже не шестовыми, а закупленными в Англии самодвижущимися подводными минами – торпедами. К 1880 году в русском флоте насчитывалось уже 100 миноносок, в английском – 70.

Изобретение Роберта Уайтхеда Самодвижущаяся мина – торпеда – сразу же зарекомендовала себя как грозное оружие. Изобрел ее англичанин Роберт Уайтхед в 1866 году. Крутолобая труба диаметром около 0,4 м, длиной 3,5 м и весом около 140 кг приводилась в движение со скоростью около 20 км/ч мотором, который работал на сжатом воздухе и вращал винт. Управление осуществлялось горизонтальными и вертикальными рулями, причем вертикальные рули жестко закреплялись перед пуском, а горизонтальный руль с помощью гидростата Лупписа – Уайтхеда поддерживал заданную в момент пуска глубину. Максимальная дальность хода – всего 600 м, но эту дистанцию торпеда проходила под водой, оставаясь неуязвимой. Боезаряд весом 8 кг взрывался возле борта под водой, ниже уровня брони, которой в те времена уже покрывали борта. Тогда еще не делали ни двойных бортов, ни двойных днищ, да и корпуса зачастую были деревянные, только снаружи обитые железом, так что даже эти 8 кг представляли грозную опасность. Следует отметить, что самодвижущимися минами занимались не только англичане.

В 1868 году проект торпеды представил в Морское министерство России отставной капитан 2го ранга И.Ф. Александровский, разработавший также модель подводной лодки. Но широкую известность приобрела именно торпеда Уайтхеда, который получил множество заказов и разбогател, тогда как Александровский в конце XIX века умер в нищете… Первые миноносцы Торпеды совершенствовались: увеличивались их размеры и вес, а также мощность боезаряда. К началу ХХ века нескольких удачно выпущенных торпед было достаточно, чтобы потопить линкор – главную «убойную силу». В 70х годах XIX столетия на верфях многих европейских стран началось строительство кораблей, которые вооружались главным образом торпедами. Запас хода торпед был ограничен, поэтому для нанесения удара кораблям приходилось подходить к цели очень близко, в пределах дальности ответного огня. Поэтому миноносцы, как стали называть торпедонесущие корабли, отличались небольшими размерами и высокой скоростью, что позволяло нанести удар и быстро отойти на безопасное расстояние.

Кроме того, на них была возложена обязанность оберегать более крупные корабли от атак мелких судов, таких как миноноски. Типичным представителем первых миноносцев можно считать заложенные в 1879 году на заводах Ярроу корабли типа «Авволтойо» водоизмещением всего 25 тонн, но с двумя торпедными аппаратами. Первые миноносцы мало отличались от тех катеров, на которых сражался адмирал Макаров. Однако усовершенствование торпед и желание увеличить дальность хода привели к созданию более крупных кораблей. Через десять лет англичане построили для итальянского флота миноносец «АвволтойоII», увеличив водоизмещение в шесть раз. Он мог пройти 2200 км с максимальной скоростью 26,6 узла (около 45 км/ч). В 1886 году в Шотландии по заказу русского флота был построен корабль «Выборг», прослуживший полтора десятка лет. Первый российский миноносец «Взрыв» спустили на воду в 1877 году в Петербурге, за ними последовали «Батум» и «Сухум». К началу русскояпонской войны водоизмещение миноносцев достигало 500 тонн, на каждом из них устанавливалось пятьшесть мелких пушек и два торпедных аппарата.

Двигателем попрежнему оставалась паровая машина, которая позволяла развить скорость не более 27 узлов. Возмутитель спокойствия В 1897 году в разгар парада кораблей в честь юбилея королевы Виктории между рядами великолепных красавцев вдруг пронеслось маленькое суденышко с короткой трубой, извергавшей дым и пламя. На мостике стоял, невозмутимо дымя трубкой, знаменитый инженертеплотехник Сэр Чарльз Парсонс. Дежурные миноносцы попытались догнать нарушителя, но «Турбиния» шла со скоростью более 35 узлов, а потому оказалась недосягаемой. Таким образом паровая турбина навсегда доказала свое преимущество перед паровой машиной в удельной мощности. Через два года англичане спустили на воду миноносец «Вайпер» – первый в мире боевой корабль с паровой турбиной. Его скорость на 10 км/ч превысила скорость самых быстрых на то время миноносцев.

Для того чтобы отражать атаки кораблей, подобных «Вайперу», стали строить контрминоносцы с более мощным вооружением. После русскояпонской войны к ним добавились эскадренные миноносцы, или эсминцы, действовавшие в составе эскадры на значительном удалении от своих баз. Кроме торпедного вооружения эти корабли несли до сотни якорных мин, которыми минировались подходы к базам и коммуникации противника. Одним из лучших кораблей этого класса был построенный в 1913 году русский эсминец «Новик». На нем впервые в мире установили трехтрубные торпедные аппараты. Эсминцы в военное время В Первую мировую войну у эсминцев появилась новая задача: борьба с подводными лодками.

В начале войны основным способом была торпедная атака лодки, следующей в надводном положении, таран и стрельба ныряющими снарядами по лодке, погружающейся под воду. Первые гидрофоны, позволявшие слышать движение судна под водой, противолодочные мины и бомбы, взрывавшиеся на глубинах 15, 30, 45 и 60 м, стали применяться в 1916 году. Через год количество бомб в арсенале эсминцев доходило до сорока. Их сбрасывали, скаты вая с кормы, или с помощью специальных бомбометов, перпендикулярно направлению движения корабля. В 30е годы появился класс кораблейлидеров, которые обеспечивали огневое прикрытие эсминцев во время боя. В Советском Союзе эти корабли строились при технической помощи Италии. Так были созданы эсминцы знаменитой серии 7 с головным кораблем «Гневный», а также лидеры «Ташкент», «Москва» и «Минск». К началу Второй мировой войны у ВМФ СССР был 31 эсминец и 19 миноносцев.

Немцы, издавна славившиеся своими верфями, построили отличные эсминцы «Леберехт Маас» и «Ганс Лоди». Самое сильное вооружение имели эсминцы типа Z: калибр пушек не уступал калибру орудий легких крейсеров противников. На 1 сентября 1939 года в составе кригсмарине было 22 эсминца и 20 миноносцев. Большая часть немецких кораблей погибла в боях с английским флотом и во время воздушных бомбардировок. Италия к моменту вступления в войну имела 62 эсминца и 65 миноносцев, больше чем СССР и Германия вместе взятые. В составе ВМФ Франции было 59 эсминцев и 12 миноносцев.

А вот в Англии на вооружении состояло 183 эсминца. Поскольку они были разбросаны по всем морям империи, то для сопровождения транспортных конвоев через Атлантику пришлось обратиться за помощью к американцам, которые на правах лендлиза предоставили 50 эсминцев. Правда, затем англичане, собравшись с силами, приняли чрезвычайную программу строительства флота, и за годы войны построили еще 112 таких кораблей. Американский флот насчитывал 195 эсминцев, а за четыре военных года в США было построено около 400 эсминцев и миноносцев. По целям ближним и дальним Во время Великой Отечественной войны достойного морского противника в Черном и Балтийском морях не оказалось, поэтому торпеды практически не использовались – в отличие от орудий всех калибров, у которых было предостаточно работы как на земле, так и в воздухе. Вечером 25 июня 1941 года к берегам Румынии вышли лидеры «Харьков» и «Москва».

Через несколько часов к ним присоединилась группа поддержки – крейсер «Ворошилов» и эсминцы «Смышленый» и «Сообразительный». Советские моряки полностью выполнили свою задачу: обстреляли порт Констанца, подожгли нефтехранилище и разрушили железнодорожные пути. Но немецкая береговая батарея, прикрывавшая порт, открыла ответный огонь. Лидер «Москва» погиб. Долгое время в различных источниках указывалось, что он наскочил на румынские мины, но недавно появились сведения, что «Москву» по ошибке торпедировала советская подлодка, высланная для наблюдения за румынским портом, а лодку затем потопил один из советских кораблей, сопровождавших «Ворошилов». Огромную работу выполняли советские эсминцы в ходе обороны Одессы и Севастополя: проводили обстрелы наступающих немецкорумынских частей, доставляли воинские подразделения и боеприпасы. Кроме того, они прикрывали транспорты при воздушных атаках, вывозили из осажденных городов раненых и беженцев. Основным противником советских эсминцев были не корабли, а пикирующие бомбардировщики «Юнкерс87».

К сожалению, орудий для борьбы с ними не хватало, пушки наводились вручную, поэтому огонь не всегда был эффективен. Бой осенью 1943 года для советских эсминцев закончился трагично. В ночь на 6 октября лидер «Харьков» вместе с эсминцами «Беспощадный» и «Способный» вышли из Туапсе, чтобы обстрелять занятые немцами Ялту и Феодосию. В два часа ночи советские корабли были обнаружены немецкими воздушными разведчиками, которые, сбрасывая осветительные бомбы, сопровождали их до четырех утра. Затем немецкие бомбардировщики и итальянские торпедные катера начали атаку. Потопив один катер, наши корабли отошли от Феодосии, в седьмом часу утра встретились с лидером «Харьков», которому все же удалось обстрелять Ялту, и отправились в обратный путь. Но «Юнкерсы» тремя бомбами тяжело повредили «Харьков». «Способный» взял его на буксир. Три часа спустя немцы вернулись – это было уже четырнадцать «Юнкерсов».

Во время третьего налета они тяжело повредили и потопили «Беспощадный», во время четвертого потопили «Харьков». Наконец, 25 пикировщиков уничтожили последний эсминец «Способный»… «Эсминскому роду» нет переводу Противник у советских эсминцев был грозный, опытный и беспощадный, поэтому неудивительно, что после войны боеспособных эсминцев в СССР практически не осталось. Несколько кораблей было получено в счет репараций, но уже через несколько лет советский флот пополнился отличными эсминцами типа «Огневой». В середине 50х годов на новых судах помимо артиллерийского, торпедного и минного вооружения устанавливались крылатые ракеты. В конце 50х годов ВМФ получил большие противолодочные корабли (БПК) проекта 61, чьи торпеды поражали подлодки даже на глубине. За характерный свист газотурбинных установок натовцы называли эти корабли «поющими фрегатами».

Предназначенные прежде всего для борьбы с подводными лодками, они тем не менее считаются универсальными боевыми кораблями, поскольку оснащены надежным зенитноракетным и артиллерийским вооружением. Во многих странах, в том числе и на Украине, это самые мощные корабли водоизмещением 9000 тонн. Называют их теперь и эсминцами, и фрегатами, и БПК. В 1993 году флагманским кораблем ВМФ Украины стал штабной БПК «Гетьман Сагайдачный» водоизмещением около 4000 тонн. Россияне строят суперсовременные корабли типа «Совершенный» и «Удалой», водоизмещение которых вдвое больше. Американцы совершенствуют свои эсминцы типа «Спрюэнс». Не отстают и англичане: фрегаты «Спрюэнс» и «Броудсворд», силуэтами напоминающие круизные яхты, вооружены ничуть не хуже других кораблей своего класса.

Виктор НОВИЦКИЙ

Карта сайта | Версия для печати | © 2008 - 2017 Секретные материалы 20 века | Работает на mojoPortal | HTML 5 | CSS